Железный конь

Жили-были в одном городе два мастера: ювелир и кузнец. Вот поспорили они как-то, чьё изделие больше царю понравится.

— Я, – говорит ювелир, – такую золотую уточку сделать могу, что будет она по пруду плавать, словно живая.

— А я, – отвечает кузнец, – такого коня железного смастерить могу, что будет он по воздуху летать, словно по земле скакать.

Дошли слухи о том споре до царского двора, велел государь ремесленникам к нему явиться да показать свои изделия. Долго мастера корпели, наконец, настал тот день, когда работа была готова.

Вот собрались у придворного пруда царь с царицей, царевич Адриан, вельможи государевы да простые зеваки. Развязал ювелир свой мешок и пустил на воду уточку золотую. Поплыла она по зеркальной глади, словно живая. Весь народ на ту птичку дивится, в ладоши хлопает да умиляется.

Пришёл тогда черёд кузнецу своим мастерством хвастаться. Развязал он мешок, а там куча деталей мелких с винтами да шурупами.

— Ну, и что это такое? – спрашивает царь.

— Погоди, государь-батюшка, не торопи, – отвечает железных дел мастер. – Надобно эти детальки винтиками да шурупчиками меж собой соединить, тогда и увидишь моё изделие.

Стал он что-то подкручивать да подвинчивать, не прошло и трёх минут, как появился на поляне конь железный. Вскочил на него кузнец, по гриве погладил, и тут же взмыл скакун в небо, словно птица. Сделал мастер три круга, потом жеребца по крупу похлопал, он на землю и опустился.

Загорелись глаза у царевича Адриана. Никого не спросив, подхватил он мешок, вскочил на коня железного, по гриве его погладил, и понёсся скакун в неведомые дали. Летит жеребец через моря, через леса, через широкие поля. Наконец, показалось внизу неведомое царство. Похлопал тогда наездник коня по крупу, тот на землю и опустился. Адриан скакуна железного на мелкие детальки, винтики да шурупчики разобрал, в мешок сложил и отправился незнакомое государство исследовать.

Попросился он на постой к одному старичку, отдохнул, а на следующий день на дворцовую площадь отправился. Видит: стоит рядом с царскими хоромами высокий терем, а в нём всего лишь одно небольшое окошко, и то на самом верху. Стал царевич местный люд расспрашивать, что это за терем, да кто в нём живёт. Рассказали жители Адриану, что восемнадцать лет назад родилась у их государя дочь Паулина. И так царь за жизнь её беспокоился, что приказал наследницу в высоком тереме поселить да никогда из него не выпускать, чтобы не выкрал её какой-нибудь злодей.

— И что, никто царевну ни разу так и не видел? – удивился добрый молодец.

— Нет, только слугам царским да нянюшкам доступ к Паулине есть, – отвечают люди. – Но поговаривают, что красавица она знатная, во всём свете такой не сыщешь.

Любопытно стало Адриану: правда ли царская дочка так хороша, как люди рассказывают? Захотел он собственными глазами на красную девицу посмотреть. Вернулся домой, дождался ночи, достал из мешка детальки, винтиками да шурупчиками их меж собой соединил, коня железного оседлал, по гриве его погладил и полетел к царскому терему. Взмыл жеребец вверх, заглянул Адриан в окошко да обомлел: стоит посреди горницы такая красавица, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Распахнула Паулина окошко, впустила доброго молодца, стали они разговоры вести, о житье-бытье своём друг другу рассказывать. На рассвете оседлал царевич своего коня железного да прочь улетел.

С тех пор каждую ночь Адриан к царской дочери наведывался, и никто ничего не замечал. Полюбили друг друга царевич с царевной, да так сильно, что уж и жизни порознь не представляли. А однажды зацепился железный конь за ставню. Тут такой грохот раздался, что все слуги сбежались! Доложили они царю, что к дочке его по ночам гость незваный наведывается. Повелел тогда государь незнакомца изловить да под суд отдать. Только как же его поймать, если он по воздуху летать умеет, словно птица?

Думали слуги, думали и надумали: измазали они раму оконную мелом, и когда царевич снова прилетел, то одёжу свою запачкал. Вернулся добрый молодец домой, видит: рукав-то белый! Сжёг он тогда свой кафтан, никто его и не опознал. На следующий день измазали слуги раму оконную смолой. Прилетел Адриан к Паулине и запачкал рубашку. Дома сжёг её, в одном исподнем остался. А старик-хозяин смекнул, что дело нечисто. Побежал он к царю да рассказал, что у жильца его и кафтан был, и рубаха, а теперь одни штаны с сапогами остались, да больно уж в избе горелым пахнет.

Велел царь доброго молодца во дворец привести, начал расспрашивать: не он ли по ночам к его дочери наведывается? Не стал добрый молодец отнекиваться, всё как есть рассказал.

— А как же ты в такой высокий терем забираешься? – удивился государь.

— Пусть твои слуги принесут мой мешок, что в доме у старика остался, тогда и покажу, – отвечает царевич.

Как только мешок доставили, достал Адриан из него детальки, стал их винтиками да шурупчиками соединять. Не прошло и трёх минут, как появился перед ним конь железный. Оседлал его добрый молодец, по гриве погладил, и тут же взмыл жеребец вверх, словно птица. Подлетел наездник к окошку терема, а там уж Паулина дожидается. Посадил её царевич рядом с собой, и помчались они в то государство, откуда Адриан родом. Как до места добрались, похлопал наездник коня железного по крупу, тот у царского пруда сразу и приземлился.

Выбежали из дворца царь с царицей, кинулись сыночка своего обнимать-целовать, о приключениях расспрашивать. Рассказал им царевич где бывал, что видал, потом с невестой своей познакомил. Дали им родители свое благословение, а в придачу к наследству уточку золотую подарили, что ювелир смастерил. Сыграли Адриан с Паулиной свадьбу да стали жить-поживать и добра наживать, детишек растить да стариков не забывать.

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий