Заселение Кондуш

Когда-то, давным-давно пришёл в глухие леса мужик Варзамай. Из каких уж далёких мест он был, про то сейчас никому не ведомо, но род его до сих пор живёт, потомки здравствуют. Поговаривают, будто был тот мужик из вепсов, что на границе Водской да Обонежской пятины селились. Так вот, вепсы те дворы свои по старинке кондами называли. Захотел и наш Варзамай конд себе в глухом лесу построить. А места там были безлюдные, кроме оленьих да медвежьих троп на сто вёрст вокруг следа человеческого не встретишь. Только больно уж понравилось мужику это дикое место. Возвёл он возле ручья хату добротную да стал в ней жить отшельником.

Как-то раз отправился Варзамай в лес за дровами, да так далеко от избы своей отошёл, что заплутал в лабиринте елей да сосен вековых, никак дорогу к дому найти не может. Уж больше двух суток прошло, совсем мужик из сил выбился, идти дальше не может. Упал он на землю сырую, стал горячо молиться:

— Господи милостивый, сделай так, чтобы я до конда родного добрался! Коли я в этой глуши не погибну, обещаю построить рядом с избой своей часовню во имя Николая Чудотворца да закажу написать его образ!

Только мужик свой обет произнёс, как услышал вдали петушиный крик. Забыл Варзамай про усталость, кинулся сквозь чащу лесную на звук и вскоре узнал знакомые места. Буквально на следующий день приступил он к выполнению своего обещания, и уже через несколько месяцев часовня была готова. Одна задача оказалась непосильной – некому икону Святителя написать. Уж год прошёл, другой миновал, а божница так и стоит без образа святого. И когда свой обет, Богу даденный, Варзамай исполнит, никому не ведомо. Мается мужик, нет ему покоя, ведь не зря в народе говорят: «Давши слово, держись, а не давши, крепись».

И вот в один ненастный вечер постучал в его избу почтенный старец, попросился на ночлег. Отпер хозяин дверь, смотрит да диву даётся: на улице дождь хлещет, ветер холодный беснуется, а гость не промок и даже не озяб. Пустил Варзамай старца, за стол усадил, стал потчевать да расспрашивать, кто он да куда путь держит.

— Живописец я, – отвечает странник. – Бреду, куда глаза глядят.

— Дедушка, да мне тебя сам Бог послал! – воскликнул Варзамай и попросил старца написать икону Святителя Николая.

Согласился старец да тут же за работу принялся. Уже к утру образ был готов. Как ни пытался хозяин отблагодарить живописца, ничего он не взял, попросил лишь за труды свои три обычные горошины. Отдохнул старик да снова в путь отправился.

Повесил Варзамай икону в часовенку, и тут же разлилась на всю округу благодать. Уж как про то место люди проведали, одному Богу известно, только потянулся с тех пор народ к святой обители. Всяк, кто иконе Святителя помолится, здоровье обретает. Всем, у кого сердце доброе, Николай Чудотворец помогает, никого не обделяет.

Стали паломники вокруг той часовенки дома строить, кто по одному, а кто и целыми семьями селиться. Не прошло и года, как в округе целая деревня выросла. И назвали люди её Кондуши, в честь того самого первого конда, что Варзамай выстроил. Теперь на месте старой часовни новая церковь построена. Висит в ней святая икона, народ тот образ почитает, а память о Варзамае в людских сердцах до сих пор живёт.

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий