Вершки и корешки

Жил мужик, пахал сохою

Землю чуть не двадцать лет

И доволен был судьбою:

Не видал особых бед.

Он кормился понемногу,

Сеял хлеб, косил да жал,

А в базарный день в дорогу

В город с возом выезжал.

Что найдётся для продажи,

Вывозил он на базар

И подумывать стал как-то,

Не купить ли самовар?

Вот однажды в день сухой

Он возился до обеда

С поломавшейся сохой.

Сам чинил и размышлял:

«Не велик барыш от ржицы!

Вот от репы, слышал я,

Пользы больше, чем с пшеницы....»

Пообедала семья,

Напоил мужик Пегашку,

Соху вывез из ворот

И, надев кафтан в распашку,

За сохою сам идёт.

Выбрав место пожирнее,

Борозду повёл лужком,

Где земля была чернее.

Спорой поступью, шажком,

Ходит смирная Пегашка,

За сохой мужик бредёт.

«Будет славная запашка, –

Размышляет и идёт. –

Заведутся и бумажки,

А не то, что только медь!

Самовар куплю и чашки».

Глядь: тут из лесу медведь!

Подошёл и с видом грозным,

Оперевшись на соху,

Мишка голосом серьёзным

Заявляет мужику:

«Я тебя, мужик, сломаю!

Как ты смел по целине

Здесь пахать сохой по краю,

Не сказавши даже мне?»

«Больно нивы наши тощи, –

Наш мужик дрожит в ответ.–

По целинке-то у рощи

Пожирней землица, свет!

Не глядит так, Миша, строго!

Сошку, милый, не круши!

Посажу я репы много

И поделим барыши!

А за то, что ты – хозяин,

Я вершки отдам тебе,

За целинку у закраин,

Корешки ж возьму себе».

«Ладно, быть по уговору! –

Миша молвил. – Видишь лес,

Что растёт по косогору?

Там живу я!» И исчез.

Репа выросла на славу,

И не хочешь, да возьмёшь!

Вот, покинувши дубраву,

Миша вышел на делёж.

Урожай делили честно:

Корешки мужик увёз,

А хозяину, известно,

Дал ботвы зелёной воз.

Вскоре он собрался в город

Как другие мужики.:

На базар всех гонит голод,

Вот повёз он корешки.

Воз скрипит, мужик шагает,

Вдруг на полдороге – глядь:

Выйдя из леса, встречает

Мужика медведь опять!

«Не пришлось мне пообедать!

В брюхе с голоду урчит.

Корешочков дай отведать!» –

Миша другу говорит.

Стал жевать, как угостился,

Только тут же заревел:

«Ты надуть меня решился?!

Ах, мошенник! Как ты смел?!

Я условлюсь по-другому:

Подавай мне корешки,

А себе в прокорм для дома

Можешь брать одни вершки!

Так у нас и выйдет складно,

Не обманешь, брат, меня!»

Мужичок ответил: «Ладно!»

И погнал скорей коня.

Год прошёл, запели птички,

И надумал мужичок

Меру высеять пшенички,

А покуда что – молчок.

Вот, когда настало время,

Начался делёж опять:

Мужичок себе взял семя,

И пришлось солому взять

Мишке бедному.

За это рассердился он – беда!

Говорит: «Сживу со свету!

В лес не езди никогда!

Ты как хочешь, но отныне

Дров не вздумай брать в бору!

Больше веры нет плутишке,

Прямо насмерть задеру!»

Осень, птицы улетели,

Стало холодно. Как быть?

Мёрз мужик даже в постели:

Нечем печку истопить!

Как ни страшно, за дровами

Надо ехать…. Всё пожёг:

Всё, что было под руками,

Наш лукавый мужичок.

Собрался он в лес, поехал.

Паутина да роса….

Вдруг ему бежит навстречу

Вдоль поляночки лиса.

«Ты чего так едешь тихо?» –

Мужику она кричит.

«Ох, сестричка, прямо лихо! –

Наш мужик ей говорит. –

Пригрозил мне крепко Мишка!»

А лиса ему в ответ:

«Ладно, выручу тебя я,

Коль не знаешь ты, как быть.

Что ты только дашь за это?

Даром не хочу служить!»

«Я, сестра, не пожалею

Для тебя десятка кур

С благодарностью моею!»

«Ну, так слушайся же, чур!

Я укроюсь за берёзки,

Улюлюкать буду там.

Раздадутся отголоски

По пролескам и кустам.

Мишка спросит: «Что такое?»

Ты скажи ему тогда,

Что не время для покоя:

Надвигается беда!

Это злых собак спускают

Егеря на медведей,

Их из леса выгоняют!

Ну, прощай! Да будь смелей!»

Зашумела тут пройдоха.

Мишка выскочил, бежит.

«Что, скажи, за суматоха?» –

Мужику медведь кричит.

«То охотники пугают

Всех волков да медведей!

Злых собак на них спускают!»

«Под телегу от людей

Спрячь меня, дружок, скорейе!»

«Полезай себе, лежи!

Да смотри, сопи потише,

Ты не бойся, не дрожи!»

«Эй, мужик, что там такое

Вон, лежит у колеса,

Будто бурое какое?» –

Из кустов кричит лиса.

«Это старая колода, –

Отвечал лисе мужик. –

Здесь гниёт уже два года!»

«Ой, не врёшь ли ты, старик?»

Мишка видит: плохо дело,

Знать, беда недалека.

И покуда не приспела,

Тихо просит мужика:

«Ты меня, мужик, скорее

На телегу положи

Да верёвкой пошустрее

И покрепче привяжи!»

Только лёг медведь в телегу,

Догадался наш мужик:

Ухватил слегу большую

И прикончил зверя вмиг.

Прибежала тут лисица, смотрит:

Мишка околел.

На пенёк она садится.

«Видишь, ты остался цел! –

Говорит лиса. – Из платы

Ни копейки не скощу!»

«Что ж, поедем! Чем богаты,

За подмогу угощу», –

Отвечал мужик. Вожжами

Тронул доброго конька

И поехал меж кустами.

А лиса, вскочив с пенька,

Побежала поскорее.

Вот деревня, вот и дом.

Всё лиса бежит быстрее,

Так и мчится передом!

Тут мужик собак подсвистнул:

Он у дома, не в лесу,

Под деревнею притиснул

И давай травить лису!

Та назад скорее, в нору,

Схоронилася в неё.

Только спрятаться ей в пору,

А сама твердит своё:

«Ой, вы, глазки мои, глазки!

Что вы делали, когда

Я бежала без опаски,

И стряслася вдруг беда?»

«Мы смотрели, мы глядели, –

Отвечают глазки ей. –

Чтоб скорей дошла ты к цели».

«А вы, ушки?»

«Мы, ей-ей, –

Отвечают тихо ушки, –

Мы всё слушали собак

И торчали на макушке».

«А вы, ножки?».

«Как-никак, –

Скромно ей сказали ноги, –

Труд наш, правда, очень прост:

Мы бежали вдоль дороги!»

«Ну а ты что делал, хвост?»

«Между ног я всё болтался

И бежать мешал тебе,

А затем в нору убрался

И теперь лежу себе!»

«Так заешь тебя собаки!» –

Рассердилася лиса.

А собаки-забияки –

Два сердитейшие пса –

Тут как тут об эту пору!

Увидали лисий хвост,

Что лежал у входа в нору,

И конец был очень прост.

Цап за хвост!

Ведь всякий знает,

Здесь не надобны слова,

Что частенько попадает

За хвостом и голова!

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий