Ванюша новорожденный

Жили-были в одной деревне мужик Николай с женой своей Пелагеей да тремя дочками-красавицами: старшей Сашей, средней Машей и младшей Наташей. Вот послала как-то раз жена мужа в лес за дровами. Нарубил Николай целую вязанку, только домой собрался, как откуда ни возьмись Медведь навстречу бредёт.

— Ты почто дрова мои из лесу тащишь? – грозно спрашивает косолапый. – Коли отдашь мне Сашу в жёны, отпущу с миром, а нет – так я тебя съем!

Воротился мужик домой, рассказал обо всём жене. Покручинились они, да ничего не поделаешь. Прошла неделя, прошла другая, снова Николай в лес за дровами отправился. Только домой возвращаться собрался, а навстречу ему Ворон огромный: нос железный, крылья чёрные, громко кричит, заклевать грозит!

— Отдавай, – говорит, – за меня Машу замуж! А не то я глаза тебе выклюю!

Согласился мужик, погоревали они дома с женой да смирились. На следующий день отправился Николай на реку. Только наклонился, чтобы воды в кувшин набрать, как его Карп огромный зубами хвать за руку!

— Коли не отдашь за меня Наташу замуж, – говорит, – я тебя на дно речное утащу!

Вернулся мужик домой, рассказал жене, что с ним приключилось, стали они плакать-горевать, женихов поджидать. Не прошло и недели, как явились в их избу Медведь, Ворон да Карп. Забрали они невест да по домам своим разъехались.

Остались Николай с Пелагеей одни, скучно им, а ничего не поделаешь. День за днём, неделя за неделей, так незаметно год и пролетел. А ещё через год появился в их семье Ванюша новорожденный. Отец с матерью не нарадуются – это ж какую радость им Бог на старости лет послал! И такой уж мальчонка славный уродился: и силён, и смышлён, и собою хорош. Как подрос сыночек, рассказали ему родители, что есть у него три сестрицы-красавицы, только больно уж далеко их мужья увезли, тяжело до них добраться. Вот ещё несколько лет прошло, превратился сынок из смышленого отрока в славного доброго молодца. Стал он родителей просить:

— Папенька, маменька, разрешите мне в дальние дали отправиться, сестёр своих проведать. Уж очень на родных кровиночек посмотреть хочется, ведь я их никогда не видел!

Повздыхали отец с матерью да отпустили сынка в путь-дорогу. Шёл он, шёл, через луга, через леса, через широкие поля. По дороге кого ни встретит, всех расспрашивает: не встречал ли кто Сашу, Машу да Наташу. Только никто доброму молодцу помочь не может, никто ничего о его сёстрах не знает. Вдруг увидел Ванюша на краю опушки избушку. Зашёл он в неё, а там мужики шумят.

— Здравствуйте, люди добрые, – говорит странник. – О чём спорите?

— Да вот, – отвечают хозяева, – есть у нас шапка-невидимка, а как её поделить – не знаем.

— Так я вам помогу! Давайте я шапку эту подальше кину, кто её отыщет, тот себе и возьмёт.

Согласились мужики, а Ванюша взял шапку, на голову себе надел да стал невидимым. Бегают мужики, ищут, никак найти не могут. А добрый молодец шмыг и убежал. Бредёт он дальше по лесам да по долам. Увидел на краю опушки ещё одну избушку. Зашёл в неё, а там снова мужики шумят.

— Здравствуйте, люди добрые, – говорит странник. – О чём спорите?

— Да вот, – отвечают хозяева, – есть у нас ковёр-самолёт, а как его поделить – не знаем.

— Так я вам помогу! Давайте я ковёр этот подальше кину, кто его отыщет, тот себе и возьмёт.

Согласились мужики, а Ванюша надел шапку-невидимку, встал на ковёр-самолёт – только его и видели. Летит добрый молодец через горы, моря-океаны, хорошо теперь ему всю землю видно. Долго он так по небу парил, пока не увидел в дремучем лесу хоромы медные, а в них – сестрицу свою старшенькую. Приземлился Ванюша во дворе, стучится в дверь.

— Кто там? – спрашивает Саша.

— Это я, братец твой!

— Нет у меня никакого брата, есть у меня только маменька с папенькой да две сестрицы.

— Я Ванюша новорожденный, на белый свет появился, когда тебя с сёстрами женихи увезли.

Обрадовалась Саша, стала братца своего обнимать-целовать, вкусными яствами угощать. Вдруг раздался во дворе топот, будто гром загремел.

— Это муж мой, Медведь, с охоты возвращается. Уж не знаю, обрадуется ли он тебе? Ты пока спрячься, а я выведаю.

Надел Ванюша шапку волшебную, сделался невидимым. А Медведь подошёл к дому, о крыльцо ударился, сразу в доброго молодца превратился. Вошёл в горницу, стала жена его потчевать да расспрашивать:

— Где ты, Мишенька, бывал? Что на свете белом видал? О чём звери в лесу толкуют?

— Да, рассказывают, будто беда у царя стряслась, – говорит Медведь. – Заболела дочка его Светлана. День ото дня чахнет, а помочь ей один лишь Ванюша новорожденный может. Только его в наши края не занесёт, больно уж он далеко живёт.

— А если занесёт, ты обрадуешься?

— Ещё как обрадуюсь!

Снял тут братец шапку-невидимку и говорит:

— Я и есть Ванюша новорожденный! Видать, вовремя подоспел, коли во мне нужда есть. Полечу царскую дочку спасать!

Пошёл Сашин муж его провожать. О крыльцо ударился, снова в Медведя превратился. Выдернул из загривка клок шерсти, дал его Ванюше и говорит:

— Если помощь моя понадобится, ты эту шерсть подожги, я сразу на подмогу и явлюсь.

Поблагодарил добрый молодец Медведя, встал на ковёр-самолёт да прочь улетел. Долго ли, коротко ли он по небу парил, пока не увидел в широком поле хоромы серебряные, а в них – сестрицу свою средненькую. Приземлился Ванюша во дворе, стучится в дверь.

— Кто там? – спрашивает Маша.

— Это я, братец твой!

— Нет у меня никакого брата, есть у меня только маменька с папенькой да две сестрицы.

— Я Ванюша новорожденный, на белый свет появился, когда тебя с сёстрами женихи увезли.

Обрадовалась Маша, стала братца своего обнимать-целовать, вкусными яствами угощать. Вдруг поднялся во дворе ветер, словно вихрь налетел.

— Это муж мой, Ворон, с промысла возвращается. Уж не знаю, обрадуется ли он тебе? Ты пока спрячься, а я выведаю.

Надел Ванюша шапку волшебную, сделался невидимым. А Ворон подошёл к дому, о крыльцо ударился, сразу в доброго молодца превратился. Вошёл в горницу, стала жена его потчевать да расспрашивать:

— Где ты, Васенька, бывал? Что на свете белом видал? О чём птицы в полях толкуют?

— Да, рассказывают, будто беда у царя стряслась, – говорит Ворон. – Заболела дочка его Светлана. День ото дня чахнет, а помочь ей один лишь Ванюша новорожденный может. Только его в наши края не занесёт, больно уж он далеко живёт.

— А если занесёт, ты обрадуешься?

— Ещё как обрадуюсь!

Снял тут братец шапку-невидимку и говорит:

— Я и есть Ванюша новорожденный! Видать, вовремя подоспел, коли во мне нужда есть. Полечу царскую дочку спасать!

Пошёл Машин муж его провожать. О крыльцо ударился, снова в Ворона превратился. Выдернул из крыла перо чёрное, дал его Ванюше и говорит:

— Если помощь моя понадобится, ты это перо подожги, я сразу на подмогу и явлюсь.

Поблагодарил добрый молодец Ворона, встал на ковёр-самолёт да прочь улетел. Долго ли, коротко ли он по небу парил, пока не увидел на берегу горной реки хоромы золотые, а в них – сестрицу свою младшенькую. Приземлился Ванюша во дворе, стучится в дверь.

— Кто там? – спрашивает Наташа.

— Это я, братец твой!

— Нет у меня никакого брата, есть у меня только маменька с папенькой да две сестрицы.

— Я Ванюша новорожденный, на белый свет появился, когда тебя с сёстрами женихи увезли.

Обрадовалась Наташа, стала братца своего обнимать-целовать, вкусными яствами угощать. Вдруг забурлила вода в реке, словно шторм поднялся.

— Это муж мой, Карп, возвращается. Уж не знаю, обрадуется ли он тебе? Ты пока спрячься, а я выведаю.

Надел Ванюша шапку волшебную, сделался невидимым. А Карп подплыл к дому, о крыльцо ударился, сразу в доброго молодца превратился. Вошёл в горницу, стала жена его потчевать да расспрашивать:

— Где ты, Карпушенька, бывал? Что в водных глубинах видал? О чём рыбы в реке толкуют?

— Да, рассказывают, будто беда у царя стряслась, – говорит Карп. – Заболела дочка его Светлана. День ото дня чахнет, а помочь ей один лишь Ванюша новорожденный может. Только его в наши края не занесёт, больно уж он далеко живёт.

— А если занесёт, ты обрадуешься?

— Ещё как обрадуюсь!

Снял тут братец шапку-невидимку и говорит:

— Я и есть Ванюша новорожденный! Видать, вовремя подоспел, коли во мне нужда есть. Полечу царскую дочку спасать!

Пошёл Наташин муж его провожать. О крыльцо ударился, снова в Карпа превратился. Нырнул он в реку, выдернул из брюха чешую, дал её Ванюше и говорит:

— Если помощь моя понадобится, ты эту чешую подожги, я сразу на подмогу и явлюсь.

Поблагодарил добрый молодец Карпа, встал на ковёр-самолёт да прочь улетел. Долго ли, коротко ли он по небу парил, пока не увидел на бескрайней равнине дворец хрустальный. Опустился он на землю, велел слугам к государю его отвести.

— Я, – говорит, – царь-батюшка, Ванюша новорожденный. Звери, птицы да рыбы толкуют, будто только я помочь царевне могу. Поведай мне о своей беде, а я уж подсоблю!

Вздохнул государь, стал рассказывать:

— Напустил злой Кощей хворь на дочку мою единственную, Светлану. День ото дня чахнет царевна, того и гляди, совсем её силы покинут. Только тогда кровинушка моя выздоровеет, когда Кощею погибель придёт. А смерть его – в лягушке. Лягушка та в яйце, яйцо в утке, утка в ларце, а ларец на высоком столбе висит, что на крутой горе стоит. Помоги, добрый молодец, Кощея одолеть! Коли дочка моя выздоровеет, отдам я тебе её в жёны, да полцарства в придачу получишь.

Отправился Ванюша на крутую гору, отыскал там высокий столб. Поджёг добрый молодец клок шерсти, тут же перед ним Медведь оказался. Выдернул косолапый столб из земли, упал сундук на землю, открылся, и выпорхнула из него утка. Поджёг тогда Ванюша перо чёрное, сразу перед ним Ворон появился. Полетел он за уткой, настиг её в синем небе да как клюнет! Вывалилось из утки яйцо, на берег речной упало, разбилось, выпрыгнула из него лягушка да в воде скрылась. Поджёг тогда добрый молодец чешую рыбью, тут же Карп из реки вынырнул. Поплыл он за лягушкой, нагнал да проглотил её. И сразу же царица Светлана выздоровела. Отдал царь её Ванюше в жёны и полцарства в придачу. Закатили они пир на весь мир, а потом забрали к себе Ванюшиных родителей, стали все вместе жить-поживать да добра наживать.

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий