Снегурка

Жили-были старик со старухой. Мир да согласие долгие годы в той семье царили, да вот одна беда: не дал им Бог детей, пришлось на старости лет одним свой век коротать. Сильно тужили муж с женой о том, что никогда не слышали в доме своём детского смеха. Да ничего не поделаешь – видать, судьба у них такая. Только и радости было, что на чужих детей смотреть да тем и утешаться.

Вот как-то раз сидят старик со старухой у окошка, смотрят, как соседские ребятишки на улице в снежки играют. А снег только-только выпал: белый такой, рыхлый. Как закончили детишки снежную битву, стали снеговика лепить. Смотрел старик, смотрел, а потом и говорит старухе:

— А пойдём-ка во двор, слепим снежную бабу!

— Что ж, – отвечает жена, – можно и подурачиться на старости лет! Только на что нам баба та снежная? Давай лучше дитя себе из снега вылепим, раз настоящего ребёночка нам Бог не дал.

Согласился старик, пошли они на улицу, стали снег собирать да фигурку ваять. Сделали сначала туловище с ручками-ножками, положили сверху круглый ком и вылепили из него головку. Всяк, кто мимо проходит, улыбается, подсобить предлагает.

— Да нет, мы сами! – отвечают старик со старухой.

— Ну, тогда Бог в помощь!

— Спасибо, люди добрые! Божья помощь в любом деле хороша!

Вылепили они подбородок, носик, проделали чуть выше щёчек две ямочки. Только прочертили веточкой ротик, как видят: появились на личике губки розовые да глазки голубенькие.

— Господи, что за наваждение такое? – думает старик.

А фигурка белая головку наклонила, ручками да ножками в снегу зашевелила, будто грудное дитя в пеленках. Задрожала старуха от радости, бросилась куклу снежную обнимать-целовать.

— Ах ты, Снегурушка моя дорогая! Дитя ты моё ненаглядное!

Подхватили старики своё творение, принесли в избу. А Снегурка-то, прямо вылитый младенец: гулит, ручками-ножками сучит, улыбается. Стала расти девочка не по дням, а по часам, и день ото дня всё краше да краше становиться. Веселье да приятные хлопоты пришли в дом, дедушка с бабушкой не нарадуются. Девчушки соседские приходят, с внученькой их играют, песенки ей поют, секретами девичьими делятся. А Снегурка уж такая смышленая растёт: всё примечает, все повадки перенимает. За одну зиму превратилась она в прекрасную девушку. Голосок нежный, как говорить начнёт – заслушаться можно. Кожа белая, словно снег, глазки голубые-голубые, словно незабудочки, коса светло-русая, до пояса. Только румянец на щёчках так и не заиграл, сразу видно, что ни одной живой кровиночки в теле её нет. Все соседи Снегуркой любуются, а старики в ней души не чают:

— Вот спасибо Господу, даровал-таки нам радость на старости лет!

Стала зима свои позиции сдавать, заиграло на небе весеннее солнышко, пригрело землю. На проталинках травка зазеленела, а в небе жаворонки запели. Начали красны девицы хороводы по селу водить да песни петь. Только Снегурке совсем не весело. Поскучнела она, всё реже и реже смех её слышен.

— Что с тобою, дитятко наше любимое? – забеспокоились старики. – Уж не заболела ли ты?

— Всё в порядке бабушка, всё в порядке, дедушка. Здорова я, просто настроения что-то нет, – каждый раз отвечает внучка.

Вот совсем уж последний снег сошёл, зацвели сады да луга, запели в рощах соловьи. И природа, и люди теплу радуются. А Снегурка ещё сильнее скучать стала, всё норовит от солнца в тень спрятаться. Только когда на улице сумрак наступает или дождик принимается, она веселее становится. А однажды подул холодный ветер, надвинулась огромная серая туча, да посыпался с неба крупный град. Обрадовалась ему снежная внучка так, как иная девушка и жемчугу бы не радовалась. Но только снова солнышко припекло и град растаял, заплакала Снегурка горючими слезами.

Прошла весна, лето жаркое наступило. В Иванов день собрались девушки со всего села в рощу на гулянье. Зашли за Снегуркой, уговорили стариков внучку свою с ними отпустить. Посоветовались дедушка с бабушкой и решили:

— Пусть идёт, авось, разгуляется да повеселеет!

Пришли девушки в лес, стали венки плести, пучки из цветов вязать да песни петь. А когда закатилось солнце, развели они костёр, надели венки на головы и выстроились в ряд, чтобы по очереди через огонь прыгать. Поставили Снегурку позади всех, наказали за ними бежать, а как до костра добежит, вверх подпрыгивать. Все подружки через огонь перепрыгнули и вдруг слышат позади себя жалобный стон: «Ах!». Оглянулись – никого. А где же Снегурка?

— Спряталась, наверное, шалунья! – решили девушки и разбежались по лесу подружку свою снежную искать.

Бегают, аукают, кличут, только никак найти не могут. Подумали тогда они, что Снегурка в село вернулась. Прибежали к старикам – но и там её нет. На другой день снова искать снежную девушку отправились, всю рощу исходили, под каждый кустик и в каждый овражек заглянули – нет нигде! Долго горевали старик со старухой, внучку свою оплакивали:

— Куда же ты подевалась, Снегурушка наша ненаглядная? На кого же ты нас оставила? Может, зверь лютый тебя в дремучий лес уволок, или хищная птица к синему морю унесла?

Только не зверь это был и не птица. Когда Снегурка за подружками своими побежала и через костёр перепрыгивать стала, лизнули её языки пламени, потянулась она вверх лёгким паром, свилась в лёгкое облачко и полетела в высоту поднебесную. Летает то облачко теперь над лесами да нал долами, чтобы зимой в снежную тучку превратиться да снежинками белыми на землю снова просыпаться.

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий