Силач Боба

Далеко-далеко, за синими морями, за высокими лесами, у подножия холма раскинулось большое королевство. Правил им богатый король Сенбалда, и был у него сын по имени Боба. Как исполнилось мальчику пять лет, начал он в шутку людей оземь кидать. Только возьмёт человека за руку, тот на месте устоять не может и на землю падает. Огромная силища была в руках у Бобы. Но король об этом не знал и очень удивился, когда стали приходить к нему люди и жаловаться: королевич, мол, веселится, а мы от его шуток страдаем!

Не поверил отец жалобам подданных и решил проверить Бобу. Приказал он слугам привезти из леса огромную и тяжёлую связку дров. Позвал королевича и говорит:

— Сможешь ли ты, сынок, поднять эту связку и через дворец перекинуть?

— Отчего не мочь? – отвечает Боба. – Только ты сначала проверь, нет ли кого на той стороне.

По приказу короля обошли дворец вокруг: никого нет. Тогда схватил Боба вязанку обеими руками, высоко над головой поднял, размахнулся и перебросил через крышу дворца.

Обомлел Сенбалда от удивления, стоит, сказать ничего не может. Когда пришёл в себя, попросил сына дрова обратно принести. Так и сделал Боба. Принёс и на место, откуда брал, положил.

Задумался король: если не урезонить мальчика, он полкоролевства погубит. Велел он слугам сложить каменную клеть с прочными решётками и выдолбить в ней окошко да небольшую форточку, чтобы можно было еду подавать. В клетке той поставить кровать, а больше ничего и не нужно.

Всё сделали слуги, как Сенбалда велел. А когда закончили, завёл король сына внутрь и дверь на железный засов запер. Сидит мальчик в клетке, скучает. Приказал отец дворовой служанке Бобе еду носить и в форточку подавать.

Так прожил королевич несколько лет. Был он уже не маленьким мальчиком, а красивым статным юношей. И вот однажды в день большого праздника понесла служанка Бобе пирог с рыбой и ломоть хлеба. Завидел её юноша в окошко и кричит:

— Сегодня праздник, а ты мне чёрный хлеб несёшь!

— Будь внимателен, Боба, – отвечает служанка. – Хлеб съешь, а пирог не трогай. Его с ядовитыми травами испекли: как откусишь кусок, тут же упадёшь бездыханный.

Просит Боба:

— Сними замок, отопри дверь, милая девушка! Выкинем мы отравленный пирог.

Открыла она дверь, королевич вышел из клетки, закопал пирог в землю, а девушке велел пойти к королю и рассказать, что яд подействовал.

— Я уйду прочь из этих мест и показываться не буду. Ты же никому правды не сказывай.

Пошла служанка к королю и говорит: «Нет больше твоего сына, батюшка! Отравился он пирогом».

Не стал король проверять, правду ли она говорит, только велел закопать тело подальше от дворца. Побежала служанка к рабочим и подговорила их обмануть короля. А рабочие были её друзьями и не любили злого деспотичного правителя. Сделали они всё, о чём служанка попросила. Поверил король и успокоился.

Боба же отправился куда глаза глядят. Шёл он три дня и три ночи, прошёл три леса и переплыл три реки и наконец увидел перед собой широкую дорогу, ведущую к какому-то королевству. Подошёл он к людям и спрашивает, кто в той стране правитель. «Маркобрун!» – отвечают ему крестьяне. Вспомнил Боба, что отец не раз ему рассказывал об этом короле.

Смело подошёл юноша к воротам и постучал в них. Маркобрун принял его радушно, пригласил в свои палаты.

— Откуда ты явился? – спрашивает.

— Не знаю я своего роду-племени, блуждаю по миру где придётся... Позволь мне у тебя остаться! Буду любить и почитать тебя лучше сына родного.

Согласился Маркобрун. Дал он Бобе своё имя и познакомил с дочерью-красавицей Веной. Стали они жить как лучшие друзья и все дела делали вместе.

Однажды проснулся королевич в смятении и спрашивает:

— Привиделось мне, Вена, будто слышу я человеческие разговоры и конский топот. А ещё будто бы съехалось к нам народу видимо-невидимо... Что этот сон означать может?

— Это прискакал за мной Лукоперов сын, – отвечает Вена. – Силы у него не меряно и богатырей огромное войско. Если не станет меня отец за него замуж отдавать, сейчас же смертный бой начнётся.

— Эх, дали бы мне богатырского коня да палицу в сто пудов, я бы вмиг всё Лукоперово войско поборол!

Удивилась Вена:

— Что-то ты скрываешь, друг мой. Поведай мне, какого ты роду-племени и как тебя зовут. Если откроешь секрет, я дам тебе коня.

— Так уж и быть, расскажу, – начал юноша. – Прибыл я из далёкой стороны, что за тремя лесами и тремя реками лежит. Отец мой правит королевством, и зовут его Сенбалда. А сам я королевский сын Боба.

Вена выслушала, потом пошла в конюшню, принесла ему седло и уздечку и привела богатырского коня. Попытался Боба сесть на скакуна – тот не даётся, на дыбы встаёт, храпит, пар из ноздрей валит. Изловчился королевич, схватил коня под уздцы и обуздал его. А впопыхах не взял с собой ни палицу, ни меч. Только старая метла ему на глаза попалась.

Поскакал Боба на коне, перескочил через дворец, видит: собралось у ворот огромное войско. Не стал королевич медлить, замахнулся метлой раз, другой – и всех воинов с ног повалил. Одного Лукоперова сына не тронул.

Диву дался Маркобрун:

— О храбрости и силе твоей народ будет слагать легенды! Подрасти немного, и я выдам за тебя свою милую дочь. Станешь ты моим любимым зятем и опорой мне в старости.

Прошло несколько лет. Вырос, возмужал Боба, но старый король не торопился отдавать за него дочь. Крепко полюбила королевна Бобу, а он без неё и жизни себе не представлял. Вскоре поняли молодые, что будет у них ребёночек маленький.

Через некоторое время решил Боба съездить в Лукоперово царство. Оседлал своего коня верного и пустился вскачь. Несколько дней скакал парень, пока однажды не встретил на большой дороге монаха, который молился возле раскидистого дуба. Посмотрел монах на взмыленного и уставшего после долгого пути коня и говорит: «Что ж ты, лихач, лошадь свою не жалеешь, не поишь совсем? Отдай-ка её мне: я знаю, где есть чистый родник, и сведу её туда».

Поверил Боба, отдал лошадь, а сам стал дожидаться. Час, другой, третий ждёт: монах не возвращается. Понял королевич, что его обманули, да делать нечего, надо идти пешком. Шёл ещё целый день и к вечеру дошёл до царства Лукоперова. Сам Лукоперов отец вышел на порог, чтобы узнать, кто это явился ко дворцу в столь поздний час.

— Откуда ты и как тебя зовут, странник? – спрашивает царь.

— Я рода непростого, а зовут меня Боба-королевич, – отвечает парень. – Сына твоего в бою едва не погубил и всё твоё войско перебил. Выходи со мной драться!

Побледнел Лукопер от страха и кликнул своих богатырей. Вмиг прибежали молодцы с дубинками да верёвками, опутали королевича, в стальные оковы заковали и посадили в каменный столб. Почти год просидел Боба взаперти. Кормили его не досыта, спать приходилось на железной лежанке. Пробовал он каменную стену сломать, но она оказалась такой прочной, что даже силачу Бобе не поддалась.

Надоело Лукоперу кормить пленника, и задумал он от него избавиться. Позвал воинов и говорит: «Если мы дверь откроем, сбежит королевич. Лучше будет спуститься к нему сверху. Возьмите верёвки да по одному полезайте в каменный столб. Как спуститесь, тут же и вяжите его».

Полез первый воин. Но только коснулся он ногой пола темницы, повалил его Боба наземь и верёвками крепко-накрепко связал. Ждёт другой воин – нет товарища. Полез следом, но тоже был связан королевичем. Двадцать воинов обезоружил пленник, а потом положил их один на другого и по ним забрался на самый верх. Вылез из ненавистного столба, в котором целый год провёл, и вздохнул свободно. Смотрит – стоит перед темницей Лукопер. Увидал Бобу, и глаза у него на лоб полезли от удивления. Затрясся он мелкой дрожью, упал на колени и закричал: «Пощади, королевич могучий!» Сжалился Боба над Лукопером, оставил его в живых, но царствовать запретил.

Тем же днём отправился он в обратный путь, к Маркобруну. Когда до того места дошёл, где коня потерял, снова увидел монаха. Стоит тот возле дуба, руки вверх протянул и молится. Осерчал Боба:

— Что ж ты моего коня увёл и назад не вернул? Из-за тебя я до царства Лукоперова пешком шёл, а потом ещё и в темницу почти на год угодил!

— Не сердись, королевич, на мою ополошность. Вот твой верный конь, бери его и езжай скорее вперёд: невеста твоя Вена сегодня замуж за Манзилея выходит, и сидят они сейчас за накрытым столом.

Схватился Боба за голову, мигом на коня вскочил и уже хотел пришпорить его да мчаться во весь дух, как слышит голос монаха: «Погоди, погоди, забыл я самое главное! Возьми вот эти ягоды и помни: один сорт превратит тебя в старика, другой снова омолодит».

Взял королевич ягоды, в карман сунул и поскакал. Доехал до дворца, коня пустил на двор, а сам горстку ягод в рот и превратился в старика. Стал поодаль, ждёт, что будет.

В это время Вена на верхнем этаже дворца гостей угощала. Налила в чарку сладкого мёду и каждого обносит, попробовать предлагает. Всех гостей обнесла, спустилась на двор, к простонародью. Подошла и к королевичу, но, конечно, не узнала его в образе старика.

— Выпей, дедушка, за моё здоровье!

А старик ей отвечает:

— Здравствуй, Вена!

— Неужто ты меня знаешь? – вскинула брови девушка.

— Как же мне не знать ту, с которой я в одном королевстве жил и каждый кусок пополам делил? Это я, Боба-королевич.

— Что ты болтаешь, дедушка? Какой ты королевич? Мой Боба был молодым и красивым, а ты весь седой и в морщинах.

Тогда попросил Боба позвать его коня: «Если ты меня признавать не хочешь, то верный конь точно признает».

Подвели к ним вороного коня, на котором королевич в Лукоперово царство поехал и обратно прискакал. Тот учуял хозяина, ноги подогнул и лёг перед ним. Засомневалась Вена, а поверить всё никак не может.

Не хотел больше её королевич мучить: съел молодильную ягоду и снова тем, кем был, стал. Заплакала Вена от радости, заохала, обняла Бобу и отпускать не желает. Когда успокоилась, велел ей королевич ждать, а сам пошёл на двор и всех гостей да приезжих, вместе с Манзилеем, вон прогнал. Потом поднялся во дворец, подошёл к Маркобруну и говорит:

— Ежели не отдашь за меня Вену, то увезу я её тайком и не вернётся она к тебе больше никогда.

Очень не хотелось Маркобруну дочь замуж выдавать, и решил он Бобу припугнуть:

— Коли тронешь Вену, пущу я тебе вдогонку пленника моего, Полкана Полканыча. Уж он-то с тобой расправится.

Только ухмыльнулся королевич:

— Не боюсь я твоего Полкана!

Той же ночью Боба вывел Вену за двор, посадил на коня, сам сел впереди, и поскакали они во весь дух прямиком через лес, по тропке. Скачут тёмной непроглядной ночью, на дорогу не смотрят.

Рано утром в королевстве хватились беглецов. Позвал Маркобрун Полкана Полканыча и велел ему найти и привести их обратно. В награду обещал даровать свободу. А богатырь тот очень быстро бегал: за шаг мог речку перейти. В считанные минуты догнал он всадников. Поравнялся с ними и у Бобы на глазах вырвал из земли огромный дуб. Замахнулся этим дубом, чуть было не пришиб коня. Тогда остановился королевич, невесту свою на землю ссадил, выхватил копьё и придавил Полкана к земле. Дуб у него из рук и вылетел.

Взмолился богатырь:

— Не бей меня, добрый молодец! Не стану я вас с Веной трогать, а буду тебе братом названным: что прикажешь, всё сделаю.

Убрал Боба копьё, и поехали они дальше втроём. Вскоре завидели впереди неизвестное королевство. Боба и говорит Полкану:

— Оставайся тут и береги Вену, а я пойду к королю и попробую высватать за тебя невесту. Ежели вздумаешь к Маркобруну вернуться, не быть тебе живым!

— Обещаю служить тебе верой и правдой, – отвечает богатырь. – Буду охранять королевну, никому в обиду не дам. А ты всё-таки поскорее возвращайся.

Помахал им Боба рукой и поехал ко дворцу. Вошёл в палаты, поклонился королю и просит:

— Прибыл я сюда из другой стороны вместе со своим братцем Полканом – сильным и смелым богатырём. Отдай, батюшка, свою дочь-красавицу за моего братца замуж, будут они жить в любви и радости, а муж от любого врага её защитить сумеет.

Понравились королю речи свата, и согласился он отдать дочь, велел приводить жениха.

А в это время стало Вене в лесу нехорошо, прилегла она под кустом, да вскоре и родила двух мальчиков. Вдруг вышел из лесу свирепый лев и попытался накинуться на девушку. Стал Полкан с ним бороться, но не сумел одолеть, только поранил сильно, да сам без сил рухнул. Оба они погибли в той тяжёлой схватке...

Заплакала Вена от горя, да что поделаешь? Детей в лопухи завернула и стала Бобу дожидаться. Но его долго не было, а дети начали мёрзнуть от холода и плакать. Не могла Вена больше ждать, отправилась в город и стала работу себе искать, чтобы детям молока и пелёнок купить. Нанялась она в прачки к одному богатому мужику, он дал ей кров и еду.

Тем временем воротился Боба обратно в лес, но не нашёл своей невесты. Зато увидел бездыханное тело названного братца Полкана и решил, что львы и Вену погубили. Погоревал, погоревал, а король-то жениха обещанного ждёт. Вздохнул Боба и понял, что придётся ему вместо Полкана в женихи идти. Пришёл во дворец и говорит: «Не обессудь, батюшка, но погиб мой названный братец в схватке с диким львом, а вместе с ним и моя невеста. Если будет на то воля королевская, возьму я твою дочь замуж».

Дал король согласие, и стали молодые гостей на свадьбу созывать.

А мальчики, что у Вены родились, с рождения ходить умели. Одела их мать получше и наказывает: «Идите ко дворцу и будьте гостями на свадьбе. Если спросит вас жених, кто вы такие, отвечайте: «Мы непростого роду-племени. Мать наша – Вена Маркобруновна, отец – Боба-королевич».

Запомнили сыновья, что им мать сказала, и пошли во дворец. Приходят, видят: стоит широкий стол, от кушаний разных ломится. Сидят всюду гости наряженные, а во главе стола – жених с невестой. Заметил жених детей и спрашивает:

— Вы кто такие и кто ваши родители?

— Непростого мы роду-племени, – говорят мальчики. – Мать нашу Веной Маркобруновной зовут, а отца Бобой-королевичем.

Заколотилось сердце у Бобы, подбежал он к ребятам и в глаза им заглядывает:

— Где же сейчас ваша матушка?

— Она у богатого мужика живёт, прачкой трудится.

Сейчас же хотел королевич бежать искать свою невесту. Поклонился он в ноги королю и говорит:

— Прости меня, батюшка, но не могу я твою дочь в жёны взять: моя невеста нашлась, а эти мальчики – мои родные дети.

Но король и слышать ничего не хочет:

— Нет на то моего согласия! Если откажешься от свадьбы, позову я своих силачей-богатырей, они тебя уму-разуму научат!

— Не боюсь я твоих силачей, зови, – отвечает Боба. – Только пусть потом не плачут, коли слабее меня окажутся.

Тут один мальчик вступил в разговор:

— Отец, дай мне длинное копьё и крепкого коня и позволь с богатырём побороться.

— Что ты, сынок! – замахал руками королевич. – Ты ещё маленький, не справишься.

— Авось справлюсь.

Дал Боба сыну копьё и коня, а сам в стороне встал, приготовился на выручку броситься, если помощь понадобится.

Съехались мальчик и самый сильный королевский богатырь на конях, копьями сцепились. Не прошло и минуты, как повалил мальчик силача на землю. Увидал это старый король, испугался и решил отступить, пока ему самому не попало.

Оседлал Боба коня, на одну ногу одного сына посадил, на вторую – другого, и пустились они в город, к тому богатому мужику, у которого Вена жила. Долго не могла королевна прийти в себя от счастья, когда жениха увидала. Решили они больше никогда не расставаться. Не теряя времени, поскакали в родное королевство Бобы – к его отцу и матери. Приехали, заходят во дворец. Сидит на троне Сенбалда, рядом мать стоит. Увидали они Бобу и спрашивают, кто он такой будет, зачем к ним в гости пожаловал.

— Это я, ваш сын Боба! – отвечает королевич.

Но не признали его родители и стали прочь прогонять.

Рассердился тогда Боба, схватил свою палицу и начал размахивать ею направо и налево. Много добра переломал, деревья под корень срубил да вмятину в дворцовой стене оставил. Испугались родители свирепого силача и в чём были побежали из королевства. А Боба стал мудро править своим народом и жил с Веной и сыновьями мирно и счастливо до скончания века.

Над сказкой работали

Айгуль Ахметова Автор адаптации

Ваш комментарий