Пётр-королевич

В одном далёком государстве жил король Агафон, и был у него сын Пётр. Вот вырос королевич – пора и жениться. Только никак он не мог себе невесту подыскать – на кого не посмотрит, ни к кому душа не лежит. Уж таких умниц да красавиц ему сватали, а ни одна так по сердцу и не пришлась. Пришёл тогда Пётр к отцу и говорит:

— Дорогой ты мой батюшка, отпусти меня по белому свету странствовать! Авось, и отыщу себе невесту пригожую, чтоб влюбился я в неё с первого взгляда да прожили мы вместе долгие-долгие годы.

— Неужели тебе ни одна девица в нашем королевстве не люба? – удивился Агафон.

— Нет, батюшка, сердцу не прикажешь.

Вздохнул король и благословил сына в дорогу дальнюю. Дал ему лучшего жеребца с такими словами:

— Этот конь тебя в обиду не даст, он такой мудрый, что из любой беды выручит!

Поблагодарил Пётр отца и отправился в далёкие царства. Долго он так странствовал, коротко ли, много красных девиц на пути своём повстречал, а ни одна душу его так и не тронула. Наконец, добрался он до государства царя Пантелея. Поговаривали, что сестрица его Марья уж такая красавица, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Захотел Пётр сам на ту девицу взглянуть, да не знает, как в царство пробраться – Пантелей приказал все границы высокими стенами обнести, никого постороннего не пускать. Устроился королевич в соседнем лесочке на привал да стал думу думать, как ему Марью-царевну увидеть. Вдруг поворачивает к нему скакун верный голову и говорит человеческим голосом:

— У царя Пантелея табунщик уж такой негодный! Смотри: время к обеду, а лошадей на выпас так никто не вывел. Наймись к государю пастухом, тогда сможешь запросто за царские стены заходить да обратно выходить.

— И то верно! – обрадовался Пётр.

Съездил он в соседнее село, купил одёжу попроще, потом попросил стражников доложить царю: дескать, пришёл добрый молодец в пастухи наниматься. Как услышал ту новость Пантелей, больно уж обрадовался: давно он хорошего табунщика искал, только всё время одни лентяи ему попадались. Разрешил он Петру в царские конюшни зайти да лошадей на выпас отвести. Пошёл королевич задание выполнять, а когда мимо дворца проходил, заметил на балконе царевну Марью. Как увидел красную девицу, сердце его, словно тисками, сжало, а душа запела. Понял Пётр, что влюбился без памяти и не может теперь без этой красавицы даже дня прожить. Собрал он лошадей да повёл их на пастбище. Пока кобылицы травку щипали, прилёг королевич под деревце, стал с жеребцом своим советоваться:

— Конь ты мой верный, нашёл я свою суженую! Запала мне Марья в самое сердце, никто мне кроме неё не нужен! Только кто же царевну замуж за простого конюха отдаст?

— Надо для начала доверие её брата заслужить, – отвечает мудрый жеребец. – Тогда, может, дело и сладится.

Послушался Пётр своего коня, принялся верно службу нести. И так он хорошо за лошадьми ухаживал, что вскоре стал царский табун лучшим во всей округе. Вот как-то позвал Пантелей к себе конюха да говорит:

— Раз ты такой прилежный, может, окажешь мне ещё одну услугу?

Обрадовался королевич.

— Отчего хозяину своему не помочь? – спрашивает. – А что за услуга?

— Давно я царевну Пелагею – дочку соседского царя Еремея – люблю. Уж сколько раз к ней сватов засылал, только никак не хочет отец кровиночку свою единственную из дома отпускать, замуж отдавать. Если ты Пелагею выкрадешь, проси у меня всё, что душа твоя пожелает!

— Эта задача мне по силам! Завтра же в соседнее царство отправлюсь и привезу тебе невесту.

Оседлал Пётр коня своего верного да поскакал к царю Еремею. Как добрался до места, стал осматриваться. Видит: сад перед дворцом огромный, деревья в нём крепкие, а ни одного листика на них нет, хоть и лето уж в самом разгаре. Говорит тогда жеребец хозяину:

— Иди к царю да скажи, что ты за одну ночь сад от напасти излечишь, к утру все деревья зеленью оденутся.

— Да как же я это сделаю? – удивился королевич.

— То не твоя забота. Делай, что тебе говорят.

Отправился королевич к государю, сказал всё так, как конь велел.

— Хорошо, – говорит Еремей. – Лечи мой сад, коли можешь. Если получится, я тебя озолочу.

Как настала ночь, конь веточки на деревьях пожевал, стволы полизал, и наутро весь сад листвой оделся. Вышла Пелагея на прогулку, так и ахнула! Ходит меж лип да берёз, свежей зеленью любуется. А Пётр уж тут как тут: схватил царевну, на коня рядом с собой усадил и умчал в соседнее государство. Ждал Еремей, ждал дочку свою, да так и не дождался. Отправил он слуг на поиски, только не царевны, ни садовника нового никто так и не нашёл.

А Пантелей, как царевну-красавицу увидел, чуть в обморок от счастья не упал. Встал он перед ней на колени, руку и сердце предлагает, только Пелагея никак не соглашается.

— Не пойду, – говорит, – я замуж без подвенечного платья, что мне матушка оставила. Хранится оно в сундуке у моего батюшки, под семью замками. Коли добудешь мне тот наряд, буду твоей женой.

Позвал тогда Пантелей конюха, стал просить ещё одну услугу оказать – подвенечное платье для Пелагеи из родительского дома выкрасть. Согласился королевич, коня своего оседлал да снова в соседнее царство отправился. По дороге остановился, спешился, стал с жеребцом советоваться, как ему платье подвенечное для царской невесты добыть. И снова верный конь его поучает:

— Иди в соседнее село, купи себе посох да накладную бороду, притворись стариком и во дворец к Еремею отправляйся. Расскажи ему, что знаешь, как его горю помочь – дочку разыскать. Но для начала попроси платье её венечное показать. Как только он сундук распахнёт, я в палаты царские ворвусь, всё на своём пути сметать начну. Бросятся Еремей да слуги его в панике врассыпную, а ты в это время наряд для Пелагеи и умыкнёшь.

Сделал Пётр всё так, как жеребец велел, добыл подвенечное платье да в царство Пантелея его привёз. Только снова не соглашается царевна замуж выходить.

— Достань, – говорит Пелагея, – золотую карету, на которой я у батюшки своего каталась. Тогда стану я твоей женой.

И снова царь стал конюха просить желание невесты исполнить. Пообещал Пётр и с этим заданием справиться. Выехал он в чистое поле, стал у жеребца своего совета спрашивать. А верный конь хозяину отвечает:

— Иди в соседнее село, купи себе накладные усы да плащ черный, притворись кучером и к Еремею отправляйся. Расскажи ему, что знаешь, как его горю помочь – дочку разыскать. Но для начала попроси золотую карету тебе показать, в которой Пелагея каталась. Дескать, всю жизнь ты кучером служишь, а диковинки такой до сих пор в глаза не видел. Как только выкатят ту карету, я сразу на царский двор прибегу, ты меня запряжёшь, и укатим мы вместе с добычей.

Сделал Пётр всё так, как жеребец велел, добыл золотую карету и отвёз её царю Пантелею. А царевна снова замуж выходить отказывается.

— До тех пор, – говорит царевна, – я женой твоей не стану, пока ты не разрешишь конюху на сестре своей жениться. Погляди, какими глазами он на неё смотрит! Да и Марья с него глаз не сводит.

— Да где же это видано, чтобы царская особа с простолюдином под венец пошла!? – рассердился Пантелей.

— Ну, значит, и нашей свадьбе не бывать!

Подумал царь, подумал, и впрямь: Пётр-то работящий да услужливый, без него не видать бы государю царевны, как своих ушей. Да и Марья в конюха влюблена, невзирая на его бедность. Согласился Пантелей сестру за Петра замуж отдать, а после свадьбы предложил им в своём дворце жить.

— Нет, – отвечает конюх. – Пойдём мы собственного счастья искать, авось не пропадём.

Подарил царь молодым перстень драгоценный на память да отпустил их странствовать. А Пётр привёз жену в своё королевство и говорит:

— Полюбила ты меня простолюдином, полюби теперь и королевичем!

Как пришли они во дворец, кинулся король Агафон к сыну своему, стал обнимать-целовать, о дальних странствиях расспрашивать. Рассказал ему Пётр, где был, что видел да как жену себе по сердцу нашёл. Говорит тогда государь:

— Очень уж я хочу с братом Марьюшкиным познакомиться!

— Так ты пригласи его в гости, только обо мне ничего не говори, – отвечает королевич.

Отправил король гонца к соседу с приглашением. Прибыл гость, а его уж Пётр встречает. Смотрит Пантелей: на пальце у королевича на пальце кольцо драгоценное, которое он своему конюху подарил! Присмотрелся внимательнее, а этот тот самый конюх и есть, только в королевском обличье! Ох уж обрадовался царь, что не будет его сестрица любимая бедствовать. Нагостился Пантелей вдоволь да домой отправился. А Пётр-королевич с Марьей-королевной стали жить поживать да добра наживать, и прожили они в любви да согласии долгие-долгие годы.

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий