Петушище

Жили по соседству дед да баба. У бабы была курочка Клава, а у деда – петушок Петя. Клава не ленилась, справно яйца несла. Уж как баба радовалась: что ни день, то пирожки пекла, яишенку-болтушку, омлет да глазунью жарила. А Петя только и знал, что утра до ночи на заборе сидеть и во всё горло голосить.

А деду завидно, пришёл он к бабе, стал яичек просить. Только соседка жадничает, не хочет старика угощать.

— Ты, – говорит, – прикажи своему Пете яйца нести. Будут тебе тогда и омлет, и яишенка.

— Совсем что ли, соседушка, ополоумела? Разве может петух яйца нести? – удивился дед.

— А тогда на что он тебе? Никакого с него толка: только дурным голосом орёт, спать всей деревне не даёт.

Задумался старик, почесал затылок:

— И то правда…

Вернулся дед домой да прогнал петуха со двора. Пошёл Петя по белому свету бродить, счастья искать. Шёл-шёл, вдруг видит: кадка воды по тропинке идёт.

— Здравствуй, водичка, – говорит петух. – Ты куда шагаешь?

— Здравствуй, петушок, – отвечает вода. – Да вот, прогнал меня хозяин. Говорит, что я не гожусь даже для того, чтобы сапоги мыть. Иду теперь по свету, сама не знаю куда. А ты куда путь держишь?

— Выгнал меня хозяин из дома за то, что не могу я яйца нести да кукарекаю громко, спать никому не даю. Вот брожу теперь, счастья ищу.

— Ну, так пошли вместе! Вдвоём веселей!

— А что ж? Пойдём!

Шли они так, шли, пока вода не устала. Стала он охать да ахать:

— Ой, Петенька, не могу я больше шагать, больно уж притомилась.

— Так давай я тебя выпью да в своём желудке дальше понесу.

— Давай!

Наклонился петух к кадке да всю воду выпил. И так он раздулся, что прекратился в огромного петушище! Пошёл Петя дальше. Забрёл в лес и встретил там лису. Удивилась рыжая плутовка: никогда она раньше такого здоровенного петуха не видела!

— Здравствуй, лисонька, – говорит петушище. – Куда путь держишь?

— Да вот, попала я в капкан, пока вырывалась, полхвоста потеряла. Стали другие лисицы надо мной смеяться, куцехвостой называть. Обиделась я да отправилась куда глаза глядят.

— Ну, так пошли вместе!

— Пойдём! – согласилась рыжая плутовка, а сама плохое задумала.

Вот устроились странники на ночлег. Едва петух задремал, как лиса к нему подкралась и хвать за горло! Только не тут-то было: клюнул её Петя прямо в темечко, да так сильно, что куцехвостая разбойница чуть дух не испустила. Очухалась лисица да как заверещит на весь лес:

— Ты что, петушище, шуток не понимаешь? Я просто хотела тебя по шейке погладить, а ты меня сразу клювом по голове долбить!

— Ну, прости, лисонька, – отвечает петух. – Я и сам пошутил, хотел тебя только за ушком пощекотать, не думал так сильно клевать.

Наутро отправились они дальше. Шли, шли, пока не повстречали по дороге волка.

— Здравствуй, волчок – серый бочок, – говорит петушище. – Куда путь держишь?

— Да вот, ранили меня охотники в лапу, теперь еле ковыляю. Стали другие волки надо мной смеяться, хромым называть. Обиделся я да отправился куда глаза глядят.

— Ну, так пошли с нами!

— Пойдём! – согласился волк.

Брели они так, брели, пока не стало смеркаться. Стали путники на ночлег устраиваться: Петя на дерево взлетел, лисица в дупло забралась, волк под колодой улёгся. А тут как раз королевские охотники из леса домой возвращались. Увидели они петуха огромного, обрадовались:

— Смотри, какой петушище здоровенный! – говорит один другому. – Такого во всём королевстве не сыщешь! Давай-ка его с собой возьмём, то-то государь обрадуется!

А Петя спит крепким сном, ничего не слышит. Снял его охотники тихонечко с дерева, в мешок засунули да во дворец понесли. Проснулся он, заголосил громким голосом. Только разве ж криком делу поможешь? Услышали волк с лисицей, как их приятель на помощь зовёт, бросились охотников догонять. А те принесли петуха королю, из мешка вытащили, стали хвастаться. Очень уж государь обрадовался:

— Вот это да! Вовек такого огромного петушище не видел!

Велел король посадить Петю в курятник к курам да цыплятам. Как увидели наседки такого соседа огромного, переполошились, закудахтали, крыльями захлопали. А цыплята испугались, запищали, в углы забились, насилу угомонились. Только все успокоились да уснули, петух щеколду клювом поддел, а лисица уж тут как тут. Пробралась она в курятник да как стала наседок давить! Уж такой гвалт поднялся, что все охранники сбежались. Рыжая плутовка прочь прошмыгнула да в лес убежала, а Петя не успел.

Решил король, что это петушище половину курятника передавил, велел его в овчарне запереть. Как увидели овцы да ягнята такого соседа огромного, заблеяли, в кучу сбились, насилу угомонились. Только все успокоились да уснули, петух щеколду клювом поддел, а волк уж тут как тут. Пробрался он в овчарню и давай ягнят гонять. Примчались на гвалт охранники, волк под шумок в лес убежал, а Петя опять не успел.

И снова король подумал, что это петушище ягнят загонял, велел печь растопить да зажарить разбойника. Но только слуги дрова разожгли, как петух клюв разинул и вылил из себя всю воду, что в желудке носил. Потух огонь, а Петя снова сбежать не успел.

На этот раз приказал государь петушище в казначействе запереть – там, дескать, богатство королевское хранится, а значит, и замки хорошие. Принесли петуха в хранилище, а лиса с волком во дворе кутерьму с собаками устроили. Бросились слуги узнать, что случилось, да забыли казначейство запереть. А Петя-то смекалистый: прежде чем убегать, под каждое пёрышко по червонцу засунул, а потом во всю прыть домой помчался.

Как увидел дед петуха, бросился его обнимать-целовать да слёзно умолять:

— Уж прости ты меня, Петенька! И зачем я глупую бабу послушал, со двора тебя прогнал?

— Я на тебя зла не держу. А кто старое помянет, тому глаз вон, – ответил петух. – Много денег я принёс, можешь теперь у соседки своей яйца хоть каждый день покупать!

Стал он пёрышки свои расправлять да из-под каждого по королевскому червонцу доставать. И зажили дед с петухом с тех пор в сытости да достатке.

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий