Об Иванушке

В давние-стародавние времена в тридевятом царстве, тридесятом государстве жил старик с тремя сыновьями. Два сына были умные, работящие да проворные. А третий, Иванушка, любил на печи лежать и песни распевать. Много лет прошло, постарел отец, сил совсем не осталось, и пришла пора ему умирать. Собрал он возле себя своих сыновей и приказывает:

— Сыночки мои родимые, пришло время нам расставаться. Как меня не станет, три дня надобно караулить над моей могилкой. Приходите по одному, каждый в свой черёд.

Сказал так старик и испустил дух. Потужили братья, погоревали, а тут и ночка пришла. Пора старшему брату идти – караул держать. Да что-то боязно ему стало, испугался он и подумал: «Чего это я буду сам идти, мало ли что может приключиться. Пошлю-ка я Ивашку-дурачка. А коли с ним что и случится, так беда невелика, жалеть о нем некому».

— Иван, пойди, подежурь за меня. А я тебе за это красные сапожки пожалую.

Обрадовался Иванушка сапогам, согласился. Уж больно он любил наряды всякие. Знал старший брат, как его уговорить.

Пришёл он на могилку, взял большую палку и давай стучать. Отец и спрашивает:

— Кто здесь? Ты ли это мой старшенький сын, пришел службу свою исправить?

— Нет, – отвечает Иван, – это я, меньшенький твой.

— Ну так и быть, карауль, дитятко, тебе за труды воздастся.

Ночь прошла спокойно, ничего не случилось. Вернулся поутру Иванушка домой и спать завалился. Время за полдень, уж скоро идти дежурить среднему брату. Он и спрашивает у меньшого, как там да что. А тот как начал стращать, рассказывать небылицы разные, дескать, нападали волки да медведи – такого страху нагнал, что средний брат задрожал, побелел, на колени упал и взмолился:

— Иванушка, родненький, выручай, покарауль за меня, а я тебе шубу новую справлю и шапку в придачу пожалую.

Обрадовался Иван шапке с шубой, согласился. Взял свою палку и отправился службу нести. Пришёл на место и давай стучать пуще прежнего. Спрашивает отец:

— Кто там шумит? Ты ли это, сынок мой средненький, пришёл родителя своего проведать?

— Нет, – отвечает Иван, – это я, меньшенький твой.

— А чего ж старшие-то не ходят, как я приказывал?

— Так боятся они, батюшка.

— Ну так и быть, карауль, дитятко, тебе за труды воздастся.

Стал Иванушка дежурить. Пошёл в одну сторону – не слышно ни звука, в другую – тишина. Так и ночка прошла, ничего не случилось, ни одна птица не пролетела, ни один зверь не пробежал. Воротился домой поутру, повалился почивать. Так и день прошёл, дело к вечеру, настал черёд уж Иванушке идти, свой караул держать. Поужинал с братьями, попрощался, взял палку свою и отправился службу нести. Постучал палкой в третий раз, пуще прежних двух.

— Кто здесь? – спрашивает отец. – Ты ли это, мой младшенький, Иванушка-дурачок?

— Это я, меньшенький твой, – ответил он батюшке.

— Хорошо, – говорит ему старик. – Уважил ты меня, просьбу мою исправно исполнил, за это будет вам награда. Передай братьям своим, что посередь двора закопал я клад – три вороха деньжат: золотые, серебряные и медные. Разыщите их, откопайте, да деньгу меж собой разделите. Да надобно вам исполнить ещё одну мою просьбу, последнюю. Давал я зарок: сто раз сходить в церковь да помолиться Богу. Девяносто девять раз успел, а последнего раза не случилось. Нужно вам за меня это дело исполнить.

Поклонился Иванушка отцу и домой отправился. Рассказал всё как есть братьям своим. Возрадовались шибко они, схватили лопаты и давай копать, аж земля летит во все стороны. Мало ли, много ли времени прошло, притомились, но все три вороха деньжат отыскали и промеж собой разделили. И пошли батюшкин обет исполнять – Богу помолиться. Шли они три дня и три ночи и добрались до леса дремучего. Ночь опустилась над лесом, темно стало и страшно. Набрели на маленькую полянку и спать повалились – шибко устали. Стали жребий кидать: кому сон караулить, чтоб зверь лесной не напал, аль какая беда не случилась. Досталось старшему брату первому на караул заступать. Развел он огонь, стал ходить да посвистывать, стал Ивану-дурачку мешать, спать не давать. Разбудил-растолкал его, а сам спать повалился. Делать нечего Ивану, нужно брата старшего слушаться. Глянул он на огонь и подумал: «Вдруг зверь лесной, аль чудище какое забредёт на огонёк, увидит братьев да съест? Не годится так».

Взял огонь да и отнёс на другую сторону, подальше от братьев. Так и стал ходить: то к огню подойдёт, то братьев проведает.

Тут к огню серый волк прибежал, захотелось ему погреться. Иванушка, недолго думая, потрепал его как следует, да кусочек волчьей шерсти в карман положил. Только успел управиться, как затрещали кусты и косолапый медведь забрёл на огонек. Иванушка и с ним расправился, да кусочек медвежьей шерсти припрятал. Не успел дело сделать да отдохнуть, как олень – золотые рога в гости пожаловал. Хоть и жалко было Ивану, но и с ним пришлось расправиться, не забыл он и кусочек шкуры оленя на память прихватить.

Пока со зверями воевал, бой держал, огонёк взял да и потух. Где теперь его взять?

— Залезу-ка я на дерево, где-нибудь да и увижу огонёк.

Влез он на самую высокую сосну, огляделся по сторонам. Направо посмотрел – черным-черно, налево глянул – не видно ничего, вперед направил взор – тьма-тьмущая, и только, поворотившись назад, увидал вдалеке маленькую светлую точечку. Слез с дерева и пошёл в ту сторону.

Шёл, шёл и набрёл на старую избушку под соломенной крышей. На пороге сидел дряхлый старик, нитки сучил. Подошёл наш добрый молодец, поклонился до земли, поздоровался да и спрашивает:

— Не поможешь ли ты моей беде, добрый человек, не дашь ли огоньку?

— Нет, – отвечает старец, – тебе я его дать не могу. Я живу один-одинёшенек в этом лесу, избушка моя стоит особливо, вдруг ты сожжешь её.

— Что ты, дедушка, не стану я жечь, нет у меня злого умысла.

А старик на своем стоит, упорствует и огня не даёт.

Крепко осерчал Иванушка, схватил старика, крепко-накрепко связал да под лавку и положил. Только хотел взять дедова огня, а тот взял да и потух. Огорчился молодец – что теперь делать, где огонёк искать. Говорит тут старик из-под лавки:

— Тут недалече живут двенадцать разбойников. Ты поди, может они тебе огонька дадут. А как придёшь, развяжи меня.

— Так и быть, развяжу, как дело справится.

Пошёл Иванушка к разбойникам, выломал по дороге шест длинный, вдруг пригодится, мало ли что может случиться.

Подошёл Иван, осмотрелся. Все двенадцать разбойничков были на месте, вечерю готовили, солонину варили. Только один взял рукой кусок мяса, как Иванушка хвать да палкой по руке. Второй потянулся – и ему досталось. Так всем двенадцати руки-то и побил.

— Что такое, нечистый какой с нами шутки вздумал шутить, аль человек какой? Надобно его найти и наказать по заслугам! – закричали хором разбойники.

Обыскали кругом и нашли Ивана, рассердились пуще прежнего.

— Ты изволил с нами шутки шутить, палкой по рукам нас бить. Да за это мы можем убить тебя. Но если ты пойдешь с нами на одно дело да поможешь нам его сделать, так и быть, пощадим тебя.

Согласился Иван, а что делать – жить-то хочется.

Обрадовались разбойники и говорят:

— У нашего царя есть петушок – золотой гребешок, надобно его подстрелить, а самого государя обокрасть.

Взяли они ружья и отправились в царский двор. А Иванушка смекнул, что к чему, да и говорит:

— Что ваше ружьё! Шуму будет много, набежит стража да повяжут нас всех. Лучше вырезать палку да ею и побить петушка – ни шума, ни лишних звуков не будет.

Согласились разбойники, обрадовались, что такого умного помощника себе приобрели. Сказано – сделано. Вырезали длинную палку, зашли в хоромы, изловчились и стукнули петушка. Как пошёл тут звон по всей округе, испугались, кинулись кто куда. Смотрит Иван – на полу кольцо от погреба. Поднял крышку и спустился вниз. На стене увидел меч и закричал своим подельникам:

— Спускайтесь по одному, здесь есть выход запасной, я вас выведу.

Поверили ему, стали спускаться по очереди. Как спустится один – Иванушка мечом и порешит его. Так со всеми двенадцатью разбойниками и разобрался. Из погреба вылез, меч снова на стену повесил. Пошёл в горницу. У царя взял золотую трубочку, а у дочки его – башмачок. И записку написал: «Здесь был молодец удалой – вино в погребе пил да крышкой не накрыл».

Вылез Иванушка из дворца, воротился в дом разбойников. Взял у них огонька, деньжат нагрёб целую котомку и пошёл к старику. А тот уж заждался его – руки и ноги отекли. Развязал его Иван, дал ему огня. И пошёл к братьям своим. А те спят беспробудным сном и не слышат ничего. Развёл огонь наш молодец, стал утра дожидаться.

Пробудились братья и пошли Богу молиться. Отстояли службу да назад пошли. Шли-шли, уморились, купили себе лошадь. Тут дорога проходила как раз возле дворца. А там шум, переполох, ночью кто-то петушка убил, двенадцать разбойников порешил да в погреб спрятал. Стали искать, кинули клич по всему царству:

— Царь-государь выдаст дочь свою единственную за того добра молодца, кто избавил всё царство от разбойников!

Давно уж все жили в страхе и много бед испытали, а никто с ними справиться не мог.

Устроили на радостях пир во дворце. Пригласили и Ивана с братьями. Царевна обходила с чаркой медовухи всех гостей, дошла до Ивана и спрашивает:

— Кто ты, добрый молодец, и откуда? И куда путь держишь?

Старшие братья стали смеяться:

— Да это меньшой брат наш, дурачок. Он ни говорить, ни делать ничего не умеет.

Встал тогда Иван, поклонился и стал приговаривать:

— Это я расправился с петушком и двенадцатью разбойниками. И я взял у царя-батюшки золотую трубочку, а у тебя, прекрасная царевна, – башмачок. Вот они.

Достал всё Иван, показал. Тут у братьев и глаза на лоб полезли от удивления. А царевна взяла Иванушку, подвела к царю и молвила:

— Царь-государь, вот это он, мой суженый, это он освободил наше царство от разбойников.

Обрадовался государь да закатил пир еще пуще прежнего, чтоб веселым пирком да за свадебку. Старших братьев отослал домой, а меньшого поселил во дворце. Стали они жить вместе, да во всех делах царь с ним советовался, а как отошёл от дел, Иван заступил на трон.

Над сказкой работали

Наталья Назарова Автор адаптации

Наталья Сизова Редактор

Ваш комментарий