Мужичок с перст, а усы на семь вёрст

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь Адриан с дочкой своей любимой – царевной Ульяной. Привиделся государю однажды сон, будто к его коновязи с золотыми кольцами привязан чудесный конь: что ни шерстинка, то серебринка, грива огненная вся звёздами усыпана, хвост шёлковый, а во лбу светлый месяц горит. Проснулся царь поутру, стал думать-гадать, что бы этот сон значил? Думал, думал, да так ничего и не надумал. Велел он тогда клич по всему своему государству кинуть: «Кто сон царский разгадает да коня дивного достанет, тот царевну Ульяну в жёны получит и полцарства в придачу!»

Собрались на тот клич князья, бояре да знатные господа со всех городов. Думали-гадали – никто царский сон растолковать не может, никто коня диковинного найти не берётся. Наконец выискался в одной деревне седенький старичок-серячок, пришёл он во дворец, поклонился государю и молвит:

— Твой сон – не сон, а быль! На таком коне, как ты описываешь, приезжал к тебе нынешней ночью мужичок – сам с перст, а усы на семь вёрст. Хотел он твою дочь-красавицу из высокого терема похитить!

— Спасибо тебе, добрый человек, за толкование! – говорит царь. – К царевне я охрану приставлю. А не знаешь ли ты, кто мне того коня чудесного добыть сможет?

— Знаю, – отвечает старичок. – Есть у меня трое сыновей – могучих богатырей. Родились все они в одни сутки: старший поздним вечером, средний в полночь, а младший ближе к рассвету. Назвали мы их Вечоркой, Полуночкой и Зорькой. Нет им равных в твоём государстве ни по силе, ни по храбрости! Вот они-то и смогут тебе, царь-батюшка, дивного коня добыть.

Обрадовался Адриан:

— Так пускай сыновья твои в путь-дорогу отправляются! Дам я им денег из царской казны, сколько надобно, да от слова своего не отрекусь: кто коня мне чудесного приведёт, тот царевну Ульяну в жёны получит и полцарства в придачу.

На другой день въехали на царский двор три брата-богатыря – высокие, широкоплечие, осанистые, один другого лицом краше. Зашли они во дворец, на иконы помолились, во все стороны поклонились. Велел государь стол накрыть, гостей накормить, напоить, честь по чести уважить.

— Здравствуй, царь-батюшка! – говорят добрые молодцы. – Пришли мы к тебе не пир пировать, а тяжёлую службу служить! Велел нам отец чудесного коня добыть, что во сне тебе привиделся.

— Благословляю я вас, добрые молодцы, в дорогу дальнюю, – отвечает Адриан. – Скажите только, сколько вам денег из царской казны пожаловать?

— Ничего нам, царь-батюшка, не надобно. Об одном лишь просим: не оставь отца нашего с матерью без помощи в старости.

— Уж об этом, добрые молодцы, можете не беспокоиться! Я ваших родителей в своём дворце поселю, подарками одарю, будут они при дворе жить, как у Христа за пазухой!

Поблагодарили братья царя Адриана и отправились в дорогу дальнюю за конём чудесным. Едут они день, другой, третий – только небо над головой да степь широкая со всех сторон. Наконец, добрались добрые молодцы до дремучего леса. Смотрят: у самой опушки стоит избушка, а возле той избушки хлев полный овец. Обрадовались богатыри:

— Вот, – говорят, – будет нам, где передохнуть.

Постучались они в избу – никто не отвечает. Вошли в горницу – нет никого. Легли добрые молодцы кто на печку, кто на лавку, кто на полати да заснули крепким сном. Поутру отправились Зорька с Полуночкой на охоту, а Вечорке велели в избе прибраться да обед приготовить. Остался старший брат на хозяйстве: воды принёс, полы вымыл, выбрал в хлеву овцу пожирнее да зажарил её в печи. Только присел передохнуть, как вдруг что-то в лесу застучало-загремело, распахнулась дверь настежь и вошёл в избу мужичок – сам с перст, а усы на семь вёрст. Огляделся он по сторонам да как закричит на Вечорку:

— Как ты, такой-сякой, посмел в моём доме хозяйничать? Кто тебе право дал мою овцу резать?

А богатырь смотрит на него да усмехается:

— Ты бы, дяденька, чем кричать-то, прежде вырос! А то вон тебя и от земли-то не видать! Возьму сейчас щей ложку да хлеба крошку – все глаза тебе залеплю!

— Видно, ты не знаешь, что я сам ростом мал, да удал! – отвечает мужичок.

Подскочил он к Вечорке да как стал его из угла в угол таскать, о стены головой бить. Потом бросил еле живого богатыря под лавку, сам достал из печи жареную овцу, съел её вместе с косточками и был таков. Выбрался старший брат из-под лавки, голову платком обвязал, сидит, кряхтит да охает. А тут как раз Зорька с Полуночкой с охоты вернулись.

— Что это с тобой случилось? Ты зачем голову обвязал? – спрашивают они Вечорку.

Стыдно богатырю признаться, что его мужичок крохотный так сильно отмутузил.

— Да это я, пока печь топил, угорел, – отвечает старший брат. – Не смог даже обед приготовить.

— Ну ладно, сейчас зайчатинки пожарим, что в лесу подстрелили.

Поутру отправились Зорька с Вечоркой на охоту, а Полуночке велели в избе прибраться да обед приготовить. Остался средний брат на хозяйстве: воды принёс, полы вымыл, выбрал в хлеву овцу пожирнее да зажарил её в печи. Только присел передохнуть, как вдруг что-то в лесу застучало-загремело, распахнулась дверь настежь и вошёл в избу мужичок – сам с перст, а усы на семь вёрст. Огляделся он по сторонам да как закричит на Полуночку:

— Как ты, такой-сякой, посмел в моём доме хозяйничать? Кто тебе право дал мою овцу резать?

А богатырь смотрит на него да усмехается:

— Ты бы, дяденька, чем кричать-то, прежде вырос! А то вон тебя и от земли-то не видать! Возьму сейчас щей ложку да хлеба крошку – все глаза тебе залеплю!

— Видно, ты не знаешь, что я сам ростом мал, да удал! – отвечает мужичок.

Подскочил он к Полуночке да как стал его из угла в угол таскать, о стены головой бить. Потом бросил еле живого богатыря под лавку, сам достал из печи жареную овцу, съел её вместе с косточками и был таков. Выбрался средний брат из-под лавки, голову платком обвязал, сидит, кряхтит да охает. А тут как раз Зорька с Вечоркой с охоты вернулись.

— Что это с тобой случилось? Ты зачем голову обвязал? – спрашивают они Полуночку.

Стыдно богатырю признаться, что его мужичок крохотный так сильно отмутузил.

— Да это я, пока печь топил, угорел, – отвечает средний брат. – Не смог даже обед приготовить.

— Ну ладно, сейчас зайчатинки пожарим, что в лесу подстрелили.

Поутру отправились Вечорка с Полуночкой на охоту, а Зорьке велели в избе прибраться да обед приготовить. Остался младший брат на хозяйстве: воды принёс, полы вымыл, выбрал в хлеву овцу пожирнее да зажарил её в печи. Только присел передохнуть, как вдруг что-то в лесу застучало-загремело, распахнулась дверь настежь и вошёл в избу мужичок – сам с перст, а усы на семь вёрст. Огляделся он по сторонам да как закричит на Зорьку:

— Как ты, такой-сякой, посмел в моём доме хозяйничать? Кто тебе право дал мою овцу резать?

А богатырь смотрит на него да усмехается:

— Ты бы, дяденька, чем кричать-то, прежде вырос! А то вон тебя и от земли-то не видать! Возьму сейчас щей ложку да хлеба крошку – все глаза тебе залеплю!

— Видно, ты не знаешь, что я сам ростом мал, да удал! – отвечает мужичок.

Подскочил он к Зорьке, хотел его, как других богатырей отмутузить. Только младший-то брат не чета старшим! Схватил богатырь мужичка за усы да давай его по избе таскать. Треплет, а сам приговаривает:

— Не зная броду, не суйся в воду!

Заметался мужичонка из стороны в сторону, насилу вырвался и ну бежать! Только обрывки усов его длиннющих в Зорькиных руках остались. Бросился богатырь беглеца догонять, да куда уж там! Воротился добрый молодец в избу, сел братьев поджидать. Возвращаются Вечорка с Полуночкой с охоты, а в избе убрано, обед приготовлен. Сам Зорька сидит на лавке да улыбается. Вытащил он из-за пояса обрывки усов и говорит:

— Вот братцы, смотрите, я ваш угар за пояс заткнул! Вижу, что не так вы храбры, как батюшка с матушкой думали. Пойду-ка я сам коня дивного для царя добывать! А вы ступайте назад в деревню огород пахать.

Распрощался он с братьями и поскакал куда глаза глядят. Долго ли ехал, коротко ли, пока не наткнулся на ветхую избёнку. Спешился добрый молодец, подошёл к избушке и услышал из-за двери слабый шепот:

— Тому, кто меня накормит да напоит, очень уж я пригожусь…

Вошёл богатырь в избу и видит: лежит на печи человек безногий-безрукий, жалобно стонет, есть-пить просит. Напоил Зорька беднягу, накормил, стал расспрашивать:

— Кто ты таков да что здесь делаешь?

— Был я богатырь не хуже тебя, – отвечает калека. – Да вот, угораздило меня у мужичка с перст овцу съесть! За это он мне руки-ноги и пообломал. А за то, что ты надо мной сжалился, помогу тебе. Расскажи, куда путь держишь да в чём твоя нужда?

— Еду я туда, сам не знаю куда, – отвечает Зорька. – Ищу чудесного коня, что царю Адриану во сне привиделся. У скакуна того что ни шерстинка, то серебринка, грива огненная вся звёздами усыпана, хвост шёлковый, а во лбу светлый месяц горит.

— Знаю я, как этого коня добыть! Ступай к ближайшей реке, найди лодку да перевози народ с берега на берег, только денег ни с кого не бери. Как проработаешь год, сам увидишь, что будет.

Поблагодарил богатырь калеку да сделал так, как он велел: целый год людей с берега на берег бесплатно перевозил. На исходе двенадцатого месяца сели в его лодку три старых странника. Как добрались они до нужного берега, достали свои кошельки и стали с Зорькой расплачиваться: один полную пригоршню золота протянул, другой – горсть перламутрового жемчуга, а третий – полную ладонь камней самоцветных.

— Вот тебе, добрый молодец, плата за перевоз, – говорят старцы.

— Не могу я с вас, почтенные странники, ничего взять, – отвечает богатырь. – Работаю я здесь не за плату, а по обещанию.

— Это хорошо, что ты слово своё держишь! Коли не берешь ты награды за свои труды, возьми тогда вот это колечко в подарок. Надень его на палец, а коли в чём нуждаться будешь, пересади с руки на руку, и вмиг твоё желанье исполнится.

Поблагодарил Зорька старцев, надел кольцо на палец, а как странники ушли, загадал:

— Пусть я в том месте окажусь, где чудесный конь пасётся, что царю во сне привиделся!

Пересадил он колечко с руки на руку и тут же очутился перед глубокой пропастью в глухом ущелье. Видит: на другом краю пропасти сидит мужичок с перст, усы на семь вёрст, а вокруг него дивный конь ходит – что ни шерстинка, то серебринка, грива огненная вся звёздами усыпана, хвост шёлковый, а во лбу светлый месяц горит.

— Зачем в моё ущелье пожаловал, добрый молодец? – кричит мужичок.

— Да вот, хочу у тебя коня забрать! – отвечает Зорька.

— Ничего у тебя не выйдет! Только к нам приблизиться посмеешься, я коня сразу в пропасть кину, никто его там не отыщет!

— Ладно, коли так отдавать не желаешь, давай меняться. Что ты за коня своего хочешь?

— Приведи сюда царевну Ульяну, тогда коня и получишь!

— Хорошо! – ответил богатырь, а сам смекнул, как ему мужичка провести.

Пересадил он кольцо с руки на руку и прошептал:

— Пусть передо мной очутится царская дочь!

И глазом моргнуть не успел, как прямо перед ним Ульяна оказалась: вся бледная, перепуганная, губы дрожат, на глазах слёзы выступили. Упала она перед Зорькой на колени, стала молить-просить:

— Зачем ты меня, добрый молодец, у отца родного похитил? Пощади, не губи!

— Не бойся, красавица! – отвечает богатырь. – Я тебе зла не причиню! Хочу я мужичка, что на том краю пропасти сидит, провести. Сделаю вид, что тебя на коня дивного меняю, а ты надень на палец вот это кольцо волшебное. Как захочешь домой вернуться, пересади его с руки на руку и скажи: «Хочу булавочкой обернуться, к Зорьке за ворот заткнуться!». А там увидишь, что будет.

— Хорошо, сделаю всё, как ты говоришь, – пообещала девушка.

Как договорился добрый молодец с царевной, так и вышло. Обменял он Ульяну на коня чудесного, надел на него сбрую богатырскую, оседлал и помчался в царство Адриана. Не проехал Зорька и пяти вёрст, как чувствует – что-то его в шею кольнуло. Ощупал воротник, а там булавочка. Вытащил он её, бросил на землю, и тут же перед ним царевна оказалась. Посадил Зорька девушку рядом с собой на коня дивного, и помчались они дальше во всю богатырскую прыть. Как добрались до места, высадил добрый молодец Ульяну у терема высокого, а сам к царю отправился. Приходит во дворец и видит: сидит Адриан чернее тучи.

— Вот, царь-батюшка, добыл я тебе, как и обещал, коня чудесного! – говорит Зорька.

А государь ему со слезами на глазах отвечает:

— Ох, не рад я, добрый молодец, твоей верной службе! Не нужен мне конь дивный, не чем мне наградить тебя по достоинству.

— Отчего же так, царь батюшка?

— Оттого, добрый молодец, что дочь моя любимая без вести пропала!

— Что это ты, государь, вздумал шутки со мной шутить? Только что я мимо терема высокого проезжал, так царевна мне из окошка рукой махала.

Бросился Адриан в терем, а там и правда Ульяна сидит, улыбается. Обнял её отец, взял за руку и подвёл к Зорьке.

— Вот тебе, добрый молодец, – говорит царь, – награда за труды твои ратные. Да полцарства, как обещано, в придачу получишь. Живите, дети мои, долго и счастливо!

Закатил Адриан пир на весь мир, весь народ на той свадьбе три дня да три ночи гулял. А потом стали Зорька-богатырь с царевной Ульяной жить в мире да согласии и прожили вместе долгие-долгие годы. Говорят, что они до сих пор так живут, друг на друга никак не налюбуются, счастьем да удачей своей никак не нарадуются.


Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий