Михайла Рахк

Было то в смутное время. Во время одного из мятежей покинул Михайла Рахк отчий дом и поселился в деревне Ворзогоры, что на Поморском берегу Онежской губы Белого моря. Взял он в жёны девушку Анюту, родила она ему сына и дочь. Силой Михайла славился недюжинной: подковы голыми руками гнул, лошадь запросто поднимал, любой пень мог с корнями выкорчевать. Бывало, пойдёт за дровами, так вместо одного воза семь притащит. Никому Рахк в помощи не отказывал, все в Ворзогорах любили его и уважали.

Случилось как-то двум бурлакам с Поморского берега на Москве-реке побывать. После трудов тяжких пошли они на арену, где столичный богатырь Казимир выступал. Всех своих соперников силач поборол, никому даже шанса не оставил. Сидят бурлаки на скамейке, перешёптываются:

— Наш-то Мишка запросто бы Казимира этого одолел.

— Конечно! Даже не вспотел бы!

Услышал тот разговор тренер Казимира и спрашивает:

— А кто таков этот самый Мишка, и где его найти можно?

Поведали ему бурлаки, что поморский богатырь Михайла Рахк в Ворзогорах живёт, у Онежской губы Белого моря. Силой он обладает недюжинной, никто с ним справиться не может! Рассказал тренер о чудо-силаче другим наставникам, те – друзьям своим, а они – соседям. Так и докатились слухи до самого царя. Как прознал про то государь, сразу послал за Михайлой солдат. Добрались служивые до Поморского берега, разыскали Рахка, приказали в Москву явиться по царскому указу.

— Хорошо, – отвечает Михайла, – коли государь требует, так тому и быть. Вы седлайте своих коней да в Москву возвращайтесь, а я там раньше вас буду.

Поскакали солдаты в столицу, а богатырь поморский спать лёг. Поутру проснулся, плотно позавтракал, велел жене да детям его дожидаться, а сам встал на лыжи и прямым ходом к государю отправился. Прибыл в Москву раньше солдат.

— Негоже, – думает, – в царские палаты с лыжами вваливаться.

Подошёл к первой попавшейся деревянной избе, приподнял её за угол и засунул туда свои лыжи. А потом налегке во дворец отправился.

— Здравствуйте, Ваше Величество! – говорит Михайла царю. – Позвольте узнать, зачем Вам простой поморский мужик понадобился?

— Здравствуй, богатырь! – отвечает государь. – Иди сначала поешь да отдохни с дороги, а потом и о деле поговорим.

— Не буду я задаром царский хлеб есть! Угощенье надобно заработать, а потом уж можно и хлебосольничать.

— Ну, хорошо. Коли отдыха тебе не требуется, сослужи-ка мне службу – одолей богатыря столичного Казимира, которому равных во всей России-матушке нет.

— И всего-то? – удивился Рахк.

Вышел он на арену, за грудки соперника приподнял и на землю его кинул. Казимир чуть дух не испустил – насилу откачали. Говорит тогда царь Михайле:

— Ну и силён же ты! Не хочешь ли в Москве остаться, на арене выступать, мощью своей перед честным народом похваляться?

— Негоже мужику русскому публику развлекать, силу свою надобно по делу применять, – отвечает Рахк. – Много работы на Руси, да и семья меня на родине ждёт. Так что благодарствуйте, Ваше Величество, пойду я обратно на Поморский берег, к жене да к деткам своим.

Распрощался он с государем, поднял опять избу, достал свои лыжи и домой отправился.

А пока Махайла в Москве был, напали на его деревню разбойники. Поселились они в избе у Рахков, жену и дочь на свою сторону склонили, а сын ни в какую отца предавать не хочет – набычился и из дома сбежал. Говорит как-то Анюта атаману:

— Муж мой недюжинной силой обладает. Как вернётся он, вам несдобровать будет.

— Значит, нужно его перехитрить, – отвечает злодей. – Когда явится твой богатырь, мы спрячемся, а ты выведай у него, отчего он слабеет.

Так и сделала Анюта: вернулся Михайла, она его накормила, напоила, да стала расспрашивать, когда силы его покидают. Рассказал ей муж, что от пары чарок вина сразу слабым становится, так что лучше ему не пить. Передала изменщица слова эти атаману, обрадовался разбойник, велел вместо кваса Михайле вина подать. Так Анюта и сделала, а когда муж ослаб, набросились на него злодеи и к столбу привязали.

— Постой, – говорят, – пока тут. Мы пойдём помоемся, а завтра тебя казним.

Оставили богатыря, сами в баню отправились, а атаман к Анюте пошёл. Стоит Рахк к столбу привязанный, совсем сил у него нет, чтобы верёвку перервать. Тут как раз дочь мимо проходит:

— Доченька, милая, – говорит Михайла, – перережь верёвки, освободи меня!

— Ну, вот ещё! Я и маменька будем теперь с разбойниками жить. У них, знаешь, сколько богатства? А у тебя ни гроша за душой! – отвечает дочь.

Как только она ушла, подбежал сынишка, перерезал верёвки и освободил отца. Поблагодарил Михайла мальца, велел ему схорониться, а сам к бане отправился. Хмель весь из него уже вышел, силы снова вернулись. Приподнял богатырь сруб, да на разбойников его обрушил, все злодеи под завалом и погибли. Вернулся Рахк к столбу, руки сзади завёл, стоит, будто привязанный. Пришли жена с дочерью, начали на стол накрывать, чтобы атамана попотчевать. Суетятся себе, на Михайлу никакого внимания не обращают. Как уселись они за стол, стал главный разбойник сон свой рассказывать:

— Иду, я по лесу, а тут на меня медведь как набросится! Так я его голыми руками завалил!

— А теперь мой сон послушай! – говорит Рахк. – Иду я по лесу, а тут целый рой мошкары налетел. Так я рот разинул и всех разом проглотил!

С этими словами кинулся он на атамана, поднял его и со всей силы на пол бросил. Тот дух и испустил. Выгнал Михайла жену-изменщицу вместе с дочерью неблагодарной из дома, а сам остался с сыном жить-поживать да добра наживать.

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий