Как Петух Лису обманул

Дождалась как-то Лиса ночи, забралась к мужику во двор, чтобы курочку стащить. Только нос в курятник просунула, как Петух проснулся, крыльями захлопал, ногами затопал, стал кричать во всё горло. Куры от его крика закудахтали, утки закрякали, гуси загоготали, свиньи захрюкали, овцы заблеяли, лошади заржали, коровы замычали. Проснулся мужик, выбежал из избы с палкой, на Лису набросился, еле она ноги унесла. Добежала до опушки, присела отдохнуть и стала думать, как бы Петуху отомстить. Дождалась, пока он в лес гулять пойдёт, спряталась за кусточком. А Петух взлетел на рябинку, сидит себе, пёрышки чистит. Вышла Лиса из засады и говорит сладким голосом:

— Здравствуй, Петенька!

— Здорово, рыжая воровка! – отвечает Петух.

— Эх ты, Петушок золотой гребешок, я к тебе с ласковым словом, а ты сразу браниться! Может, когда-то воровкой я и была, но теперь уж годы не те. Старость на носу, пора о грехах своих подумать да другим обиды простить. Из-за твоего крика меня мужик чуть не убил, а я на тебя зла всё равно не держу. Наоборот, вразумить хочу. Вот ты меня срамишь, воровкой называешь, а сам-то каков! Забрался на рябину, ягодами объедаешься! Разве тебе не ведомо, что обжорство – это смертный грех? Спускайся, Петя, вниз. Сядем рядком, потолкуем ладком, помиримся да простим друг другу все обиды.

Растрогался Петух, прослезился, стал вниз спускаться: с ветки на ветку, с сучка на сучок, с прутика на прутик. Только земли ногами коснулся, как сразу в лисьи лапы и угодил.

— Не ешь меня, Лисонька! – взмолился Петух. – Я тебе пригожусь! Был я вчера у самого царя, уж как он меня хвалил! Говорил, что и собой я молодец видный, и голос у меня чистый. Позвал в певчие, а я согласился. Хочешь, как у царя служить начну, попрошу его тебя в придворные птичницы взять? Сама подумай: кур да уток вокруг без счёта, всегда сыта будешь!

Потекли у Лисы от петушиных слов слюнки, ослабила она хватку, Петух и вырвался. Вспорхнул на дерево, да как закричит с издёвкой:

— Ну что, придворная птичница, много ли кур скушала? Спасибо, что, разинув рот, меня слушала!

Осталась Лиса не солоно хлебавши – и поделом ей!

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий