Как Лиса Зайца из избушки выгнала

Жила себе Лиса Патрикеевна весной красной да летом тёплым, не кручинилась. А как пришла осень дождливая, потом зима снежная, стало ей неуютно: сыро да холодно. Увидела Лиса, что Заяц себе избушку построил, решила тоже собственным домом обзавестись. Только поленилась она лубяную избу, как у соседа, делать, выстроила ледяную. А как пошли морозы на спад, начало солнышко пригревать, домик её и растаял. Стала Патрикеевна думать, что же ей делать? Пришла она к заячьей избушке и говорит:

— Заинька, дружочек, дом мой ледяной растаял, холодно мне под кустом жить. Пусти меня, пожалуйста, хоть на крылечке под крышей посидеть.

— Посиди, кумушка, – отвечает Заяц.

Взошла рыжая плутовка на крыльцо и снова просит:

— Здесь тоже холодно, пусти меня, Заинька, в сени.

— Нет, кума, не пущу, знаю я тебя, ты меня обидишь!

— Что ты, серенький, Бог с тобой, не обижу!

— Так и быть, заходи.

Вошла Лиса в сени и опять канючит:

— Здесь развернуться негде, пусти меня, дружочек в горницу!

— Нет, не пущу, мне и самому тесно!

— Голубчик, ну пожалуйста! Я калачиком под лавочкой свернусь, совсем тебя не стесню!

Поверил Заяц Патрикеевне, пустил её в комнату. Только рыжая плутовка в горнице оказалась, схватила сразу веник из-под лавки и выгнала хозяина на улицу. Сама на печь забралась, лежит себе, довольная. А Зайчик бедненький заплакал да пошёл восвояси. Бредёт по лесу, уши повесил, под нос себе приговаривает:

Под ёлочкой кап-кап,

Под сосенкой кап-кап,

Некуда Заиньке деться,

Негде серенькому схорониться.

Вдруг навстречу ему Собака:

— Тяф-тяф! О чём, Зайчик, плачешь?

— Как же мне, Собачка, не плакать, – отвечает Заяц. – Была у меня избушка лубяная, а у Лисы ледяная. Весной её домик растаял, напросилась Патрикеевна ко мне в гости, да меня же самого и выгнала.

— Твоя беда – не беда! Показывай, где твоя избушка? Вмиг Лису прогоню!

Привёл Заяц Собаку к своему дому. Стала она тяфкать да рычать:

— Уходи, Лиса, подобру-поздорову! Не то я тебя разорву!

А Патрикеевна выглянула в окошко и как закричала грозным голосом:

— Как выскочу, как выпрыгну! Полетят клочки по закоулочкам!

Испугалась Собака и прочь убежала. Бредёт Зайка дальше, под нос себе приговаривает:

Под ёлочкой кап-кап,

Под сосенкой кап-кап,

Некуда Заиньке деться,

Негде серенькому схорониться.

Вдруг навстречу ему Медведь:

— О чём, Зайчик, плачешь?

— Как же мне, Миша, не плакать, – отвечает Заяц. – Была у меня избушка лубяная, а у Лисы ледяная. Весной её домик растаял, напросилась Патрикеевна ко мне в гости, да меня же самого и выгнала.

— Твоя беда – не беда! Показывай, где твоя избушка? Вмиг Лису прогоню!

— Собака уже гнала – не выгнала. И у тебя, Миша, ничего не получится.

— А я прогоню!

Привёл Заяц Медведя к своему дому. Стал косолапый реветь:

— Уходи, Лиса, подобру-поздорову! Не то все кости тебе переломаю!

А Патрикеевна выглянула в окошко и закричала грозным голосом:

— Как выскочу, как выпрыгну! Полетят клочки по закоулочкам!

Испугался Медведь и в лес убежал. Ещё больше закручинился Зайка, бредёт дальше, под нос себе приговаривает:

Под ёлочкой кап-кап,

Под сосенкой кап-кап,

Некуда Заиньке деться,

Негде серенькому схорониться.

Вдруг навстречу ему Петух:

— Ку-ка-ре-ку! О чём, Зайчик, плачешь?

— Как же мне, Петушок, не плакать, – отвечает Заяц. – Была у меня избушка лубяная, а у Лисы ледяная. Весной её домик растаял, напросилась Патрикеевна ко мне в гости, да меня же самого и выгнала.

— Твоя беда – не беда! Показывай, где твоя избушка? Вмиг Лису прогоню!

— Собака уже гнала – не выгнала, Медведь гнал – не выгнал. И у тебя, Петя, ничего не получится.

— А я прогоню!

Привёл Заяц Петуха к своему дому. Взлетел он на крышу и как закричит во всё горло:

Идёт грозный атаман,

Лису накажет за обман!

На плече косу несёт,

Плутовке голову снесёт!

Выглянула Патрикеевна в окошко – никого не видно. Испугалась, никак понять не может, кто это такой грозный?

— Сейчас, одеваюсь, – пропищала тоненьким голосом.

А Петух не унимается:

Идёт грозный атаман,

Лису накажет за обман!

На плече косу несёт,

Плутовке голову снесёт!

— Сейчас, обуваюсь, – снова пискнула рыжая обманщица.

Ещё громче закричал Петух:

Идёт грозный атаман,

Лису накажет за обман!

На плече косу несёт,

Плутовке голову снесёт!

Выскочила Патрикеевна из избушки и как пустится наутёк! Остановилась отдышаться, оглянулась посмотреть, кто это её из заячьего дома выгнал, и увидела Петуха на крыше. Села на пенёк, сокрушается:

— Вот я глупая какая: Собаку не испугалась, Медведя не испугалась, а какую-то птицу горластую испугалась.

Обидно ей стало, да ничего не поделаешь: коли сам обманом промышляешь, не удивляйся, что и другие тебя облапошить могут.

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий