Как Лиса у Волка жила

Напали как-то раз на Лису собаки, всю истрепали. Лежит она под кустом, постанывает, а мимо Волк пробегает:

— Ой, кумушка, что это с тобой приключилось?

— Да чуть псы охотничьи меня не загрызли, насилу ноги унесла. Только дальше идти совсем мочи нет, все косточки болят.

Пожалел Волк Лису, дотащил до своего дома, на печку уложил, стал выхаживать. Как зажили лисьи раны, стала она потихоньку с печки спускаться, в доме осматриваться. Заприметила на чердаке кадушку с маслом, на чёрный день хозяином припрятанную. Только хотела вкусненьким полакомиться, как хозяин домой вернулся. Забралась гостья быстро на печь и притворилась спящей. Посреди ночи стала рыжая плутовка хвостиком по печи легонечко постукивать. Проснулся Волк и говорит:

— Слышишь, кума, кто-то стучит?

— Да это из деревни за мной пришли, повитухам помочь зовут.

— Так иди, коли помощь твоя нужна.

— Хорошо, куманёк, схожу.

Слезла Лиса с печи и шмыг на чердак прямёхонько к кадочке с маслом. Слизала всю верхушку, вернулась домой да на печку снова забралась. Проснулся хозяин наутро и спрашивает свою гостью:

— Ну что, кумушка, как ребёночка назвали?

— Початочком.

— Какое имя странное. Чего только люди не придумают!

На следующую ночь снова стала Лиса хвостиком по печи постукивать. Проснулся Волк и говорит:

— Слышишь, кума, кто-то стучит?

— Да это из деревни за мной пришли, повитухам помочь зовут.

— Так иди, раз помощь нужна.

— Хорошо, куманёк, схожу.

Слезла рыжая плутовка с печи и сразу на чердак. Слизала всю серединку, вернулась домой да на печку забралась. Проснулся хозяин наутро и спрашивает:

— Ну что, кумушка, как ребёночка назвали?

— Серёдочкой.

— Какое имя странное. Чего только люди не придумают!

На третью ночь вся история снова повторилась: сказала Лиса, что пойдёт повитухам поможет, а сама на чердак забралась и вылизала всё масло до самого донышка. Спрашивает её наутро Волк:

— Как ребёночка-то назвали?

— Поскрёбышком.

— Какое имя странное. Чего только люди не придумают!

Прошло несколько дней, захотелось Волку маслицем полакомиться. Поднялся он на чердак, глядь, а кадушка-то пуста! Как закричит хозяин грозно:

— Кума, а, кума! Это ты всё масло съела?

— Нет, не я, – отвечает рыжая плутовка. – Это, наверное, ты сам всё съел, да позабыл, а теперь на меня напраслину возводишь.

— Да быть такого не может! Если бы я съел, я бы помнил!

— Хорошо, коли мне не веришь, давай проверим: ляжем на солнышке, у кого масло из живота вытопится, тот, значит, его и съел.

Легли они на крылечке, Волка разморило, заснул он крепким сном. А Лиса забралась на чердак, остатки масла из кадушки лапой обтёрла и размазала их по волчьему брюху. Проснулся Волк и видит, что у него весь живот лоснится. Ничего не понимает: масла-то он не ел, а оно на его брюхе вытопилось. Понял тогда серый простофиля, что рыжая плутовка его обманула, и выгнал её из дома.

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий