Дворец между небом и землёй

В некотором царстве, некотором государстве жил-был царь с тремя сыновьями да дочкой Ульяной. Стар уж стал отец, подслеповат да немощен. Зато царевичи все как на подбор: старший Захар силён да удал, средний Степан хитёр да смекалист, а у младшего Игната, кроме ума да удали молодецкой, ещё и сердце доброе.

Вот отправились как-то царские дети на прогулку, не уследили братья за сестрёнкой, прилетел страшный Змей и унёс девушку в неведомые дали. Побежали царевичи к отцу, рассказали ему, что случилось. Уж как стал царь браниться, сыновей своих корить за то, что сестру не уберегли. И велел отец отыскать дочку свою любимую во что бы то ни стало.

Собрались братья да отправились в дорогу дальнюю. Долго ли они ехали, коротко ли, пока не добрались до огромной долины. Смотрят и глазам своим не верят: трава вокруг них словно серебром светится, а в росе будто жемчуга отражаются. Подняли царевичи головы вверх и остолбенели: висит прямо над ними дворец хрустальный между небом да землёй, парит в воздухе и не падает. Стали братья думать да гадать, как бы им в тот дворец забраться. Захар силён да удал – предложил он камни вверх бросать, авось, стены хрустальные разобьются да чертог тот рухнет. Последовали царевичи его совету, кидали камни, кидали, только так ни разу и не докинули. Степан хитёр да смекалист – посоветовал верёвку крепкую из ветвей да кореньев свить, к стреле привязать, во дворец выстрелить, а потом по этой верёвке вверх забраться. Так братья и сделали, только теперь никак решить не могут, кто во дворец полезет.

— Я камни кидал, сильно устал, – говорит Захар.

— Я верёвку вил, все силы на то положил, – вторит ему Степан.

А у Игната-то сердце доброе – видит он, что братьям ой как не хочется карабкаться, решил он сам наверх лезть. Привязал младший брат к поясу дубинку да стал по верёвке взбираться. Наконец, добрался он до дворца, что между небом и землёй повис, зашёл в палаты хрустальные и видит: сидит его сестрица на диване, слёзы горькие льёт, а рядом с ней Змей разлёгся да похрапывает.

— Уходи отсюда скорее, – шепчет Ульяна, – не то чудище проснётся и сожрёт тебя, даже косточек не оставит!

Только Игнат не робкого десятка: размахнулся он дубинкой да как треснет Змея по голове! Проснулся злодей, почесал затылок и говорит девушке:

— Ой, кто это меня укусил? Никак, комарьё во дворец налетело!

Потом зевнул да снова уснул. А царевич опять его дубинкой хрясь! Выпучило чудище глаза:

— Ну, ты подумай! Снова меня кто-то кусает! Небось, блохи у нас завелись!

Повернулся Змей на другой бок и захрапел с присвистом. Разозлился тут Игнат, весь свой гнев в удар вложил да как даст чудищу в третий раз по голове! Тут уж злодей дух и испустил.

Кинулась тогда сестра брату на шею, стала плакать от радости, о своём житье-бытье в хрустальном дворце, что между небом и землёй повис, рассказывать.

— Собирайся скорей, батюшка уж тебя заждался! – говорит Игнат.

— Нет, – отвечает Ульяна. – Не могу я одна отсюда уйти! Змей, кроме меня, ещё трёх девушек похитил да трёх чудесных коней взаперти держит. Надо их освободить!

— Хорошо, показывай пленников!

Привела сестрица брата в соседнюю комнату, а там одна девица-красавица серебряные пяльцы держит да золотыми нитями вышивает, у другой в руках рукоделие с золотыми пяльцами за золотыми нитями, а у третьей – с жемчужными. Потом пошли царские дети в конюшню, и увидел там Игнат трёх скакунов: одного вороного с серебряной сбруей, другого белого с золотой сбруей, а третьего – рыжего со сбруей, самоцветными каменьями усыпанной. Вернулся Игнат за девушками, взял их под руки белые да повёл за собой к тому месту, где верёвка привязана. Сначала помог он сестре вниз спуститься, потом всем трём красавицам, а как настал его черед дворец хрустальный покидать, Захар со Степаном взяли да перерубили верёвку.

Приказали братья строго-настрого Ульяне и красным девицам помалкивать о том, кто их на самом деле освободил. А если правду расскажут, пригрозили жизни лишить. Отправились они все вместе во дворец к отцу, а по дороге взяли с собой молодого пастуха. Захар ему свой кафтан отдал, а Степан шапку, так что подслеповатый царь и не заметил, что перед ним не младший сын, а самозванец.

— Вот, батюшка, – похваляются старшие братья, – освободили мы сестрицу нашу да привезли себе невест. Просим твоего отцовского благословения!

Обрадовался царь, велел три свадьбы сыграть. А Игнат сидит во дворце между небом и землёй, всё видит, обо всём знает. Как повёл старший брат девушку с серебряными пяльцами по венец, оседлал младший брат вороного коня, в два счета до церковного двора домчался и пнул жениха дубинкой, да так сильно, что Захар наземь свалился, еле очухался. Говорит тогда царь:

— Нет, сынок, не надо тебе жениться, то дурной знак был.

На следующий день повёл средний брат рукодельницу с золотыми пяльцами под венец. А Игнат белого коня оседлал, вмиг до церковного двора доскакал и сбил Степана с ног. Пришлось царю и эту свадьбу отменить:

— Нет, сынок, не надо тебе жениться, то дурной знак был.

Вот повёл под венец пастух девушку с жемчужными пяльцами под венец. Тут уж Игнат рыжего коня с самоцветной сбруей оседлал, вмиг до церковного двора домчался и сбил самозванца с ног. А потом подошёл к царю близко-близко, взял его за руку и говорит:

— Милый мой батюшка, это я, твой Игнатушка.

И рассказал младший сын отцу о том, как он сестру да девиц-красавиц из хрустального дворца, что между небом да землёй повис, спас, и о том, как братья его обманули. Приказал тогда государь Захара со Степаном из царства прогнать, а младшему сыну любую из трёх красавиц себе в жёны выбирать. Женился Игнат на той девушке, что жемчужными нитями вышивала, а двум другим рукодельницам да сестрице Ульяне тоже достойных женихов подыскали. Сыграли все свадьбы и жили потом долго да счастливо.

Над сказкой работали

Ольга Комарова Автор адаптации

Ваш комментарий